Божественное откровение

Иоанн Богомил

Беседа с Иоанном Богомилом от 27.03.21г. О.Н. — Олег Небов (исследователь творчества о Иоанна); о.И. — Блаженный Иоанн Богомил; о.П. – отец Паисий.

о.И.: Мелхиседеково священство – по сути мы впервые его утверждаем. В Парфии было Мелхиседеково священство, но каково оно, никто не мог сказать. И вот мы его определили. Основная его черта – сошедшее с неба. Оно непорочно зачатое. Парфяне считали, что это не только чин (образ, содержание этого священства), но и род. Особенно интересно то, что Христос родом от Мелхиседека. Не от Авраама, Исаака и Якова, не от Давида и Соломона, а от Мелхиседека. Поэтому Он и есть священник по чину Мелхиседека (и по роду Мелхиседека) и пришёл в авраамический город Иерусалим, чтобы обратить Авраама. Но авраамиты оказались хуже своего отца народов, они его отвергли.

О.Н.: Кто такой Мелхиседек? Это первый саошьянт[1]? Кто он вообще, Мелхиседек?

о.И.: Мелхиседек – наследник линии гиперборейского священства, когда практически не было дистанции между небом и землей. Были наведены радужные золотые мосты, и люди спокойно поднимались на олимпы к божествам, а божества сходили на землю. Сегодня трудно это представить, но так было. Это и есть Золотой век. Амешаспенты, скажем Зерван Акарана (бесконечное время) или Аурветад (целостность бытия). Откуда эти священные понятия христазороастризма? Из Гипербореи. Что такое Аурветад? Это священный хоровод богов и людей. Что такое Зерван Акарана? Это когда земнородные живут по сути в вечности. И это должно повториться. Мы как мелхиседеки, мелхиседеково священство по чину вечному, возвещаем возрождение этого эона и возрождение именно мелхиседекова священства, богочеловеческого, поскольку говорим:

Богочеловечество, Богоцивилизация, Богосупружество!
Цивилизация дьявола рушится!

И аароновой ветви священства, лилитского – священники, диаконы, ‘резчики кур’, надзиратели-епископы и т.д. – ничего этого уже не будет. Будет новый человек с прободенным сердцем, прободенным слухом и умными очами. Он сможет созерцать тайны на белом небесном экране.

О.Н.: Это образ уже будущего человечества, он не для современной цивилизации, современного человека?

о.И.: Вы знаете, Премудрость очень много говорит о бедствиях. Эти бедствия будут наказанием только для злых людей, которые иначе не могут исправиться, на которых язык доброты и совести не действуют. Но для людей добрых это будет как великая радость и она может настать внезапно. Я не знаю, как это проистечет, но небо учит от трех днях мрака. Три дня мрака… Я исследовал все явления Божией Матери с I по XX век, отраженные в книге которая так и называется ‘Явления Богоматери с I по XX век’, и не менее чем в 50 явлениях только XX века она говорит именно о трех днях мрака. Где-то Она говорит, что ‘запаситесь свечами (натуральными только), чтобы не пользоваться электричеством, не высовывайтесь из окна, поскольку будут истреблены многие, и будут слышны крики и стоны и адские вихри, и всё это ошеломляюще нападет на человечество’, и так далее. Это три дня очищения. Трудно сказать, уже на мой взгляд идет армагеддоническая брань и последние времена. Мы либо уже в последних временах, поскольку зло наступает и человечеству подписан смертный приговор, либо это еще предвестие того что предстоят три дня очистительного мрака. Божья Матерь непрестанно нам говорит, что Ее люди будут хранимы. Поэтому последняя моя поэтическая книга называется ‘Белый корабль-ковчег’ (по-испански, очень выразительно: ‘Arca de barco blanco’).

О.Н.: Готово ли человечество осознать причинно-следственную связь, что эти бедствия вызваны неправильным миропониманием, своим неправильным поведением – или будут винить в этом различные природные причины, причины инопланетной экспансии? Ведь важно, чтобы произошло какое-то изменение внутри человечества?

о.И.: Я не могу ответить на этот достаточно рациональный вопрос односложно. Могу только сказать, что небеса полны бесконечной любви. Даже те страдания, то дионисийское страстное… В конечном счете души, пройдя через свои кресты, пустыни, болезни, смертные болезни, крики одиночества, неадекватность, все-таки окажутся в той самой Зале Запредельного Милосердия, в которую был введен Бетховен. Я верю, что нет ничего кроме беспредельного милосердия. Что касается обывателей, то положение земли крайне печально и убого, – но виноваты ли они?! Думаю что да, но отчасти только, потому что над ними довлеют очень темные силы – это и СМИ, и гуманоиды, и дипстейты. Человечество опутано этими осьминожьими щупальцами спрута, и только Божья Матерь может этому спруту запретить, и он отлипнет. Он должен отлипнуть, этот гигантский спрут зла, мирового зла Deep State[2] и Deep Church[3], опутавшие человечество!

О.Н.: Могли бы, отче, рассказать немножко о Божьей Матери, как Вы видите ее? Не в иудео-христианской мифологии, которая лежит в основе иудео-христианской морали. Иудео-христианская мораль формирует понятие добра и зла… Вы уже многие годы раскрываете альтернативу и развинчиваете в исторической перспективе эти лживые образы.

о.И.: Спасибо. Я священник мелхиседеков – это чин богородичный. Я сочетан Ей, я одно с Ней. Я живу Ее ради. Я посвящаю Ей свою жизнь, я Ее страж, я Ее паж, я Ее рыцарь. Я не выхожу из Ее сферы. Мне исключительно близка трактовка профессора Бадини названия Вифлеем. Вифлеем, он говорит, был город парфянский, галилейский, а не иудейский. И если на иврите Бейт Лахем (Beyt Lekhem) это Дом хлеба, то на парфянском языке, или скажем шумерском наречии – это Бейт Лахми, то есть Дом Девы Светов. Какая радость, земля для меня – Дом Девы Светов! Всё проникнуто богородичностью, её дыханием. Мы все когда-то были рождены свыше. Человек, прежде чем родиться от земной матери, рождается свыше. Вот откуда у него надежда, что он может возродиться свыше. Должно вам не родиться, как Христос говорил в беседе Никодиму, Иосифу Аримафейскому (3 гл. от Иоанна), а должно вам возродиться свыше! Я глубоко верю, что человек рождается с неба свыше, но впрыскивается в него вакцина адаптационной перелепки, и он становится испорченный. В детстве он более-менее невинный, а дальше начинаются приражения – рациональность, похоть, зло и вся тьма тьмущая, одержащая этот мир. Земля в состоянии армагеддона, поэтому человечество должно принять биполярную, дихотомическую истину, что оно свидетель столкновения космических сил добра и зла и сделать свой последний выбор: на чьей оно стороне. Если оно на стороне добрых сил, то союз добрых сил победит. Но я не знаю, как Вам сказать о Божьей Матери. Она для меня живая, я ее вижу во всех своих детях и просто славлю ее как золотой дождь харизм. Она Та, которая дает фарру, Она облекает… Она является в белом облаке, в сфере света. Она Дева Светов – исключительно важно усвоить это, Она Дом Девы светов. В Гарабандале на четырех Гонсалес (девочек с одной фамилией) находит Дева светов, и у них экстатический восторг. Они оказываются в небесном Вифлееме, в доме Девы светов. Она несет радость, приходит из светоносного доброго Иномирия. И очень важно понять, что мы свидетели этого явления, ее дивного откровения, для чего Она говорит нам постоянно. Почему не является внешне? Она не хочет этого. Поскольку возникает тоска: вот Она приходила и должна еще и еще приходить, а иначе будут помыслы, что Она оставила нас. Нет, Она делает большее чем давать внешние явления – запечатляется в нашем сердце, дает нам какое-то начало в нашем духовном сердце, когда мы непрестанно с ней. Это и есть веденцы, то есть Она ведет нас, присутствует непрестанно, при том что конечно это ‘боже, почто оставил меня еси’ присутствует. Мне например, поскольку у меня частые состояния биолокации и связанные с ней пустыни, отступления, очень помогает дивная молитва Серафима Саровского:

Всемилостивая, Владычица моя,
Пресвятая Госпожа Всепречистая Дева
Богородица Мария Матерь Божия,
несомненная единая моя надежда,
не гнушайся меня, не отвергни меня,
не остави меня, не отступи от меня.
Заступись, помоги, услышь, увидь.
Прости, прости, прости, Пречистая.

Матенька Божия для меня, дорогие мои, это солнечное Эльдорадо, это то сокровище, которому нет цены. Если бы человечество знало, какие фарры Она дает, какие харизмы, дары, в какие облака облекает нас, оно бы оставило все нью-йоркские небоскребы, все банки, погоню за прибылью, мамоной, все ничтожные карьерные коррупционные схемы, которыми дышит уродливое человечество. Оно хочет кайфовать как можно дольше на земле, а Божья Матерь презирает эти кайфы. Она дает блаженства, Она мать вечных блаженств. Например, Бейт-Шеан – Белый корабль на горах, Академия мелхиседекова священства на окраине Скифополя, столицы парфянской губернии под названием Десятиградие – в переводе Дом покоя, Дом блаженств. И Она – Мать блаженств. Думаю Христос, когда говорил в своей Нагорной проповеди последнего года, это была уже тема мелхиседековых священников – блаженства. Аарониты вообще не понимают, что такое блаженство. Ааронова ветвь, то есть иудео-христианская, петрова – ритуальная.

О.Н.: А каковы, отче, критерии откровения? Что нужно сделать, чтобы познать Божию Матерь? Это же не просто религиозное катехизическое верование. Это внутреннее откровение? Зависит от человека или от воли Богини-Матери: откроется Она, не откроется?

о.И.: Во-первых, нужно освободиться от религиозных предрассудков, которые запрещают, и может быть прислушаться, быть в поиске истинных людей, которые знают истину. С ней невозможен никакой грех вообще. Поэтому фарисеи ее на словах славят, а в духе гонят. Почему? Потому что им без греха делать нечего, они хлеб теряют, навара не будет. Если люди не будут каяться в грехах – не будет исповеди, им нечего делать в храме, потому что православная литургия это 95% ‘господи помилуй, помилуй, помилуй’, перекрестись. ‘Помилуй’ означает ‘казни меня не сегодня, а завтра’.

О.Н.: Грех – это сырьё.

о.И.: Да. А Божья Матерь именно Первородная Непорочность, непорочна. Эти понятия бьют по черной триаде грехоцентризма, иереецентризма и юридизма. Это со времен Августина Гиппонского идет, он подсунул так называемый ‘град божий’. Он подсунул эту черную триаду. Все сводится к иудеохристианству. Внешне это какой-то свод учения, сюжетов, а в духе иереецентризм – все через папу, через фарисея. Он же юридический судья, может приговорить тебя, это юридизм.

О.Н.: То есть мы избавляемся от религиозных предрассудков. Не стоит Ее искать в каких-то религиозных форматах. Еще может быть какое-то условие?

о.И.: Пока Вы говорили, я подумал: почему к Ней нужно идти? Божья Матерь – Та, которая дает все что нужно человеку. Она ему дает вечную жизнь, мир, радость, утешение, дары. Она дает ему полное раскрытие. Она его освобождает от зла, от греха, то есть все лучшее в человеке, все лучшие желания Божья Матерь являет ему. Поэтому это есть Богиня, век который настает, и трудно сказать, что в руках ее – то ли земной шар, то ли богомладенец. И каждый должен себя почувствовать богомладенцем, питающимся ее материнским молочком. Это же чудо, евхаристия богоматеринского молочка! Вот для чего Она. Она собственно дает все, что нужно и более того, Она единственная путеводительница, это гениально! По-русски это Одигитрия, по-скифски это Артимпаса, то есть она путеводительница на путях Арты. Кто еще был бы путеводитель? Что Суворов путеводитель? Христос не является путеводителем, он никого не ведет, он может дать какие-то частные откровения, скажем, Анне-Екатерине Эммерих.

О.Н.: Ну, а Иегова, допустим?

о.И.: Это тоже род водительства, но злобного, потому что Иегова как на тебя посмотрит, в зависимости от настроения.

О.Н.: Пути не водительства, а принудительства.

о.И.: Принудительства, Вы великолепно это определили, я согласен. Я мало знаком с элогимами, ихними раввинами, но не видел ни на одном из них печать святого духа и печать водительства. Это водительство Иеговы, чисто исторический момент – где-то там… Это составители Торы. А кто эти книжники-составители Торы? Тоже никто не знает. Современные немецкие глубоко копающие религиоведы и историки религии полагают, что Тора была составлена Ездрой (Ездр в переводе второй), что Ездра написал Тору и Танах, то есть остается непонятным, когда и кем было написано.

О.Н.: Да, библиологи сходятся в том, что Ездра был их мессией.

о.И.: Надо отрицать аароново священство со ‘святыми’ рукописями, писаниями, преданиями, потому что это все липа, подстроено в интересах священников. Это иереецентризм, грехоцентризм и юридизм. То, другое и третье должно быть отвергнуто, поскольку когда мы проповедуем вместо грехоцентризма первородную непорочность и говорим что Божья Матерь никакого юридического и страшного суда над людьми не устраивает (Она – бесконечное милосердие!), то это освобождает человечество от тяжелейших неврозов, вызванных чередой страхов и комплексов, которые наводят религии Ветхого завета. Христос – абсолютная противоположность, Он пришел вернуть человечество к Богу, соединить с богами, сделать такими же чистыми как боги, чтобы люди жили по тем же нравственным, моральным представлениям что и боги. Арта должна связать богов и людей в одно целое. Арта и есть золотой мост между небом и человечеством. Он не пришел завоевывать Израиль, стать его господином, всего человечества. Было нечто совершенно противоположное. Иудеи не понимали, они были совершенно бездуховны. Им было непонятно – как это вернуться к свету, как это непорочное зачатие? Они были материалистичны, особенно саддукеи, мамонозависимы. Иегова давал им земные блага, за которые они его благодарили.

О.Н.: Да, их интересами были земли, землеустройство, общественное благосостояние, сильный царь – Цезарь.
Откровение Божией Матери, обретение откровения во внутреннем. Что человек должен делать или как воспитывать ребенка, чтобы ему была доступна связь с Божьей Матерью?

о.И.: Это очень сложный вопрос, потому что во всем действует промысел. Должно быть призвание, зов, понимаете? Зов не только приоритет боговидцев (они слышат зов, когда их зовет Божья Матерь на место откровения) – это зов обращения. Человек должен обратиться, а день и час его обращения очень трудно предугадать извне. Он должен пройти свой кризис. И человечество проходит свой кризис. Мы можем только уповать на то что умным нашим очам – духовному зрению открыты какие-то высокие эоны и можем листать Книгу жизни. Говорить, что –

Наступает век Богородицы, Ее жезл, Ее держава!
Богородице слава, слава, слава!

А когда кто обратится… Надо верить в то, что в людях есть доброе начало. Самое ценное для духовного человека может быть весть. Весть огненная, она его зажигает и всегда всечеловеческая. И когда есть весть, которая его самого потрясает, он хочет передать это потрясение другим. Он хочет потрясти других, хочет их спасти. Он обрел истину, спасся и хочет, чтобы и другие, которые прибывают во сне, тоже спаслись. И тогда он идет на площади, на улицы, в храмы, проповедует повсюду, даже рискуя попасть в острог, получить срок. Весть очень важна! Мы – мелхиседеки-вестники, поэтому нам дана такая ошеломляющая весть на тысячу лет. Когда я приехал от матушки Евфросинии, думал что смогу обратить пол-Москвы, такой силы весть она в меня поселила, – я обратил троих. Но на все, как говорится, воля божия: сегодня единицы – завтра миллионы. Вначале я троих обратил, потом, глядишь, тысячи к нам пожаловали. Обращение миллионов это очень сложный процесс, поскольку, как вы понимаете, обращение… Начало его – вдохновение духовности, новое измерение, а дальше начинаются брани, негативные моменты, отступления и прочее. Очень сложный вопрос обращения, очень сложный. Если говорить всерьез, я не рискую на него отвечать, тем более мое благовестие сейчас по премирному эфиру одностороннее. Я не являюсь уличным благовестником или допустим электрички, как многие наши люди, но я им завидую. Меня очень окормляет, когда мне пишут письма наши люди и в них показывают, как они посещают сумасшедшие дома, больницы, как благовествуют на площадях, на улицах, на рынках, как люди откликаются, берут книги, благодарят и многие исцеляются. Благовестие это исключительно важный момент для Истинствующей церкви, которая анти-институциональна. Официальная церковь лишена благовестия, она помешана на канонической территории с помощью меча и топора и это ужасно. А истинная церковь должна как в первые времена Христа благовествовать, то есть нести весть о доброте, о том что человек должен жить в условиях доброты. Он должен быть окружен добрым промыслом, добрыми людьми, добрыми богами, добрыми уставами, уста его должны быть добрые – и постепенно все проблемы разрешаются. Люди этого не понимают. Они ходят к психологам, психиатрам, они исповедуются на исповедях, а панацея от всех зол – доброта. Но никто не учит о подобрении, ни психологи, ни духовники: духовники прощают грехи, психологи копаются в фрейдистских и прочих комплексах. А подобрение упраздняет зло. Но подобрение, связанное с водевствовлением.

о.П.: Когда они пытаются учить о добре, они претыкаются на том, что не могут никак сообщить девство, потому что детство – условие подобрения.

о.И.: Больше девства, больше доброты! Люди должны задаваться последними вопросами – о жизни, смерти и цели пребывания на земле, о победе над злым началом в себе.

О.Н.: Но они задаются. Кто-бы ответил на эти вопросы?

о.И.: Да, вот и должны искать ответы на эти вопросы. Мне совершенно очевидны все ответы на эти вопросы. Я считаю, что только на уровне этих вопросов и работаю.

О.Н.: Тогда в чем призвание? Как объяснить ребенку в чем призвание человека на земле?

о.И.: Очиститься от всех примесей зла, которые он получил.

О.Н.: Ребенок уже осознает начало зла в себе? Взрослому человеку да, есть от чего очищаться. Я думаю, что 10-летнему ребенку уже есть от чего очищаться.

о.И.: Конечно. В него уже легион демонов входит. Человек приходит в мир, чтобы познать то, чего нельзя познать на небесах. Чего нельзя познать на небесах? Различение добра и зла. На небесах нет зла, но иногда это имеет негативные следствия: люди слишком задерживаются в светлых сферах. И тогда их посылают на землю, чтобы они вспомнили о том, что существует зло. Зло надо победить и сделать это очень трудно. Это можно сделать только с помощью Арты, с помощью девства, братства, Божьей Матери, с помощью свыше. Нужно победить зло, это одно из призваний человека, и увенчаться. Он должен стать добрым, не отвечать злом на зло, а найти золотые ключи мирной победы над злом в себе самом и мировой истории. Это одно из призваний человека на земле, на мой взгляд.

О.Н.: Богоцивилизация. Если мы достигаем Богоцивилизации на земле, то этот концептуал победы над злом исчерпан. И дальше как?

о.И.: Богоцивилизация не вечна. Дальше она прекратится, и вновь наступит другой эон, смешанный или даже злой. Циклы повторяются.

О.Н.: Ведическая цикличность.

о.И.: Да, я верю в то что какие-то циклы неизбежны. Но существует уровень, который достигает человек, когда добро ему уже не во зло. Он настолько убежден в красоте доброты, что ему не нужно больше сражаться со злом, чтобы побеждать. Он уже победил зло и осознал, насколько оно чуждо, смертоносно и ядовито. И когда он это все вкусил, уже больше не будет нуждаться в человеческих инкарнациях, и колесо сансары остановится.

О.Н.: То есть чтобы подчеркнуть, что зло побеждается внутри себя. Это некий внутренний процесс, не внешний. Чтобы не впадать в инквизиторство Торквемады и иезуитов на изгнание зла из внешних порядков. Это внутреннее делание, то есть душа на земле должна победить злое начало в себе.

о.И.: Да. А потом, увидев злое начало в мире, надо тоже побеждать его. Что касается (Вы упомянули) инквизиторов, насильников, то они же просто откровенное зло распространяют. Они не знают Арты.

О.Н.: Безусловно!

о.И.: Нельзя наказывать человека, нельзя судить человека, а они это делают. Они жрецы, они гордые, считают себя вправе. Занимаются темными делами. У них темные страстишки типа педофилии, темные делишки типа связи с гуманоидами.

О.Н.: Какие-то люди побеждают в себе зло, а какие-то наоборот утверждают его и распространяют. Вопрос борьбы со злом конечно очень сложный.

о.И.: Я не видел людей, которые побеждали бы зло, если бы они не были бономами. Человечество должно всерьез задуматься о пути подобрения, потому что это путь к святости и победы над злом. Люди борются со своими недостатками, с грехами, а это совсем не то. Наилучший путь победы над злом это подобрение, подобрение, подобрение!

Добрые уста, поступки и мысли.
Отец, к людям добрым меня сопричисли.

О.Н.: Да, но это не значит, что с грехом не надо бороться. То есть грех не благословен – дурные поступки, развращающие привычки и прочие недостатки в человеке.

о.И.: Как раз с ними и надо бороться, чтобы были только добрые мысли и добрые поступки. Если вам приходят на ум злые мысли, то вы должны с ними бороться. Мы – белые рыцари брани. Ещё какая брань! Как это не просто достичь ступени доброго человека, чтобы у тебя были только добрые мысли. Надо стать светильником, маятником.

О.Н.: Я бы подчеркнул девство как обязательный критерии откровения Божией Матери. Очень много религиозных, духовных, псевдо-духовных, на наш взгляд, учителей и учений, которые допускают эгоистическое наслаждение в разных формах. Мы это называем похотью. И конечно в этом смысле Божия Матерь недоступна. Её откровение недоступно без девства. Девство и Божия Матерь – это милосердие прежде всего?

о.И.: Да. Человечество должно понять одну величайшую промыслительную параллель, что зло не начало само по себе, а следствие похоти, что в начале человечество было искушено наведенной магией похоти, якобы имеющей преимущество перед чистотой и только после похоти, как следствие, возникло одержание злом. Поэтому борьба со злом в себе без победы над либидозным эротическим началом невозможна. Оно так или иначе будет искать себе окольные пути проявления и скажется. Оно победит. Человек не способен победить зло, если не победит в себе похоть. Святые отцы говорили о похоти ума, похоти воли и похоти телесной. Поэтому девство для нас это ключ к подобрению. Девственник обязательно добр, и если девственник становится слишком эмоциональным, раздражительным, гневливым, то это знак того что либидо его еще не оставило, жупел не угашен. Поэтому один из наших важнейших критериев – угашение этого фагона, жупела. Жупел должен быть угашен, поскольку большинство магнитных притяжений, именуемых любовью, романтической связью, романом и так далее, это не столько любовные узы, соединяющие людей, сколько магнитное притяжение либидо. Человек реагирует на эротические составы, они эманируют (имеют свои запахи и эманации). Человек как-то среагировал на магнит ближнего, что-то магнитно притянуло – и вступает в общение, и контакт.

О.Н.: Это что-то эмоциональное и иррациональное. Контроль эмоций – общий признак многих духовных, истинно духовных движений, которые хотят добра человеку, улучшения человеку, цивилизации, добра планете. Жупел – некий эмоциональный центр в человеке, который закрывает духовное сердце. Духовное сердце отчасти тоже эмоциональный чувственный центр, но (по суфийской терминологии) оно сверхчувственное. Не то что мы осязаем нашими телесными органами чувств, а некое возвышенное чувство, интуиция. Это очень высокая ступень. Говоря об откровении Божией Матери, нельзя это профанировать до уровня начального неофита, будто начальный неофит уже может вступать в диалог с божеством. Конечно же нет. Но ему харизматически доступно это через откровения, данные, скажем, в правильной традиции, которой он следует и по мере продвижения достигает ступени некого прямого диалога с Божией Матерью.

о.И.: Диалог с божеством, на мой взгляд, это диалог с человеком. Нам не надо личного общения с Божьей Матерью, это в определенной степени будет пренебрежение ближними. Важно жить в любви, это и есть ключ к жизни. Божества это любовь и только любовь. Они знают чистую любовь, мы её именуем вышняя любовь Амор Фино – рыцарская, утонченная, или Миннэ – девственная любовь. И когда мы живем в любви, то уподобляемся божествам и нам не нужны иные инопланетные божества. Важно видеть божество в ближнем. Важно иметь двойное зрение, то есть понимать: умные очи должны доминировать в человеке над критическим зрением. Критическое зрение тоже важно, оно дает трезвое видение того, кто перед тобой: мало ли агент какой подосланный.

О.Н.: Да, причинно-следственная связь.

о.И.: Божья Матерь дает нам свое зрение, Она поселяется на миллионноочитую колесницу в сердце, и мы миллионом добрых очей взираем на ближнего и видим в нем потенциальное божество. Это и есть общение с богом. Я каждый раз встречаю матушку Анну хорватскую с распростертыми объятиями: ‘хорватская богородица родненькая моя!’, обнимаю её нежнейше.

О.Н.: Но вы же не подразумеваете, что она богиня? Вы видите в ней божество, но это не богиня в религиозном смысле? Мы в начале беседы говорили, что нужно выйти из религиозного понимания.

о.И.: Конечно, разумеется, абсолютно!

О.Н.: Не значит, что это живая икона, которой надо сейчас устроить поклонение и построить храм?

о.И.: Нет, упаси боже. Но хочу сказать, что эта божественная портретность, божественное видение ближнего обоживает его как ничто другое. Вы можете просто ничего не сказать человеку, но если взглянете на него взглядом восторженного божества, если ближний вызовет у вас восторг – это уже источает свет от вас в его сердце, и ближний очень благодарит.

о.П.: В русском языке есть прекрасное слово обожание – это и есть глядеть на ближнего очами Божией Матери.

о.И.: Обожание это и есть обожение, потрясающее слово. Одно дело любовь, другое дело обожание. И мы говорим не о любви к ближним, а об обожании ближнего. Божия Матерь та, которая зажигает в нас эти негасимые свечи. Они обращаются, уже после перехода, негасимыми лампадами. Поэтому я вижу миллионы лампад над сибирской тайгой – это души покойников, у которых негасимые лампадки горят до часа их воскресения из мёртвых.

О.Н.: Вы говорили: злые гонят добрых. Наверное, самый лаконичный образ, выражающий извращение цивилизации, что злые гонят добрых, имеют власть.

о.И.: Да. По сути вся человеческая история это триумф зла над добром, к сожалению. Но это как посмотреть. В действительности – триумф добра над злом.

О.Н.: Да, да, скорее так.

о.И.: Если более глубоким промыслительным взглядом взглянуть на колесо бытия, то в конечном счете добро все равно торжествует. Даже когда человеку делают выстрел в затылок – он уходит в светлые уделы, смерти нет. Торжество зла над добром упирается в страх и смерть, но когда вы побеждаете страх и страх смерти – зло уже не может вас победить, вы никогда ничего не будете бояться. Вы должны утвердиться в том, что добро доминантно, что оно доминирует над злом и что доминанта бытия человека в мире – добро. Сколько бы зла не творилось, сколько бы несправедливостей не обрушивалось на вас, сколько бы одиночества, сколько бы трагических ситуаций, сколько бы потерь не встречали вы, разочарований – добро должно быть доминантно. В этом, собственно, светлая вера человека – в торжество добра над злом. Это очень важный аспект. Аспект духовный, то есть всечеловеческий, универсальный в отличие от религиозного. Отличие религиозности от духовности: религиозность всегда жрецецентрична, иереецентрична, направлена на храм, ритуал или мамону, на десятину. А духовность совершенно бескорыстна, исходит из позиции любви к человеку. Религия не заинтересована в совершенстве. Святые для них мертвые, которых, кстати, они большей частью и замучили, а живых святых не бывает, поскольку, опять же, они отнимут хлеб у грехоцентрических священников. А духовность заинтересована именно в совершенстве. Христос отрицал всякую религиозность, начал с того что выгонял менял и раввинов из храма. И когда в двенадцатилетнем возрасте (по евангельским сюжетам) Он беседовал с раввинами, то очень серьезно говорил, что ‘Я пришел упразднить храм. Не нужно ни священство, ни законы, ни храмы, ни Тора, чтобы человек стал блаженным и совершенным. Ни закон, ни Тора, ни то чему вы учите, ни молитва не ведет к истине. Вы не знаете света истины, а без света истины вы пребываете во тьме. Ваш мир ложный и должен быть закрыт, запрещен’. Что Он и делал. За это, как вы понимаете, против него было восстание всего мирового зла, в данном случае в лице раввината. Такой раввинат присутствует в каждой мировой религии, и в исламе есть свой фарисейский раввинат, и где его только нет. И в музыке. Куда ни сунься – везде синедрион. Пастернак говорил: ‘Мир погряз в фарисействе’. И в медицине, повсюду фарисейство, повсюду синедрион, тайный совет (secret council).

О.Н.: Наверное, если бы ребенку приходилось объяснять, в чем смысл жизни, в чем предназначение, то первое самое сильное впечатление, первый критерий личной осознанности человека, когда в нем уже проявляется личность, – это понимание смерти, понимание конечности.

о.И.: Если говорить о подростках, о молодых людях, то нужно учитывать реинкарнационную перспективу, с которой человек пришел в мир. Есть души, которые прошли очень многие циклы, и они в молодости, в 25 лет обращаются, как наш Михаил Таинственный или Александр Заокский. Они стали мучениками, святыми в 25 лет, а обратились в 18. Это признак зрелой духовной души. И напротив, есть детские души, которые должны пройти свои искушения. Они за этим пришли, они не могут победить искус, они полны иллюзионов, кайфов. Они живут перед мифологическим экраном и сколько бы вы ни навязывали им истину, они ее не принимают. Иллюзионы кажутся им более реальными. Значит они должны пройти свой путь, чтобы понять, что такое духовность, что есть непреложные истины, которым должно следовать на земле, и человек пришел чтобы жить вечно на земле. Но для этого должен следовать вечным уставам. Вечные уставы мы именуем уставами Арты Вахишты. Арта – это уставы, а Вахишта – уставы вышнего порядка, которым подчиняются и божества, и добрые существа, и богочеловеки, и бодхисатвы, и христы, и собачки.

о.П.: В отличие от того что предлагает Тора, это не ограничивает чем-то, а как дверь дает вход в жизнь. И эти таинственные входы существуют превечно. Жизнеобразующие фундаменты и входы.

о.И.: Вы знаете, что я перевожу Авесту как добрые уста, поступки и мысли, но не менее важны добрые мотивы и никакой альтернативы. Мотивы должны быть очень добрые. Я наблюдаю очень многих молодых людей в церкви. Начинают они за здравие, а кончают за упокой, поскольку у них иногда нечистые смешанные мотивы прихода на Белый корабль, в церковь. Человек очень сложное нечто, связанное многими межинкарнационными нитями и родовыми печатями, и общие выводы делать очень сложно. Но милостью божией нам посылаются светлые ближние, чтобы мы составили братство, которое так высоко ценится на нашем Белом корабле. Корабль без братства не может. Распри невозможны на корабле, такой корабль потонет. Пока два матроса будут выяснять отношения, корабль на рифы напорется.

О.Н.: Страх смерти, понимание смерти, конечности нужно сразу осознавать как зло. Страх смерти, страх конечности – это зло?

о.И.: Добрые люди не должны бояться смерти, они должны понимать, что это иллюзия. И смерть это трансформация сознания, переход из одного состояния в другое, это смена оболочки. Мы с рождением получили телесную оболочку и с переходом ее теряем. Нам тотчас дается другая оболочка, другое тело и другая жизнь. Но это не смерть, смерти нет. Есть определенная смерть физического тела, но оно и не вечно и не должно быть отождествлено ни с сознанием, ни с духом, ни с душой человека.

о.П.: Отченька, а как вторая смерть?

о.И.: Есть души до такой степени заблудшие, что уже даже миллиона лет им не хватит, чтобы искупить ту греховную чашу, которую они нажили.

О.Н.: Сам мрак, который она накапливает, съедает ее.

о.П.: Для того и даются множественные воплощения, новые попытки (как второгодник опять в тот же класс), чтобы преодолеть начало смерти и дурной выбор, который делает душа. Если она во второй раз в первый класс, а потом в миллионный раз в первый класс, то нет смысла дальше приходить, она вероятно сама уже не желает во второй.

О.Н.: Истощение во зле, истощение света.

о.П.: Зло её истощает, да.

о.И.: Зло смертоносно и именно злые начала, злые духи, злые силы наводят страх смерти на человека.

О.Н.: Это убедительно. А как помочь преодолеть страх смерти? Каким инструментарием должен пользоваться, в частности молодой человек, чтобы победить страх смерти?

о.И.: Это гностический инструментарий. Нужно познавать, нужно думать, рассуждать, нужно принять точку зрения что смерти нет, что смерть связана только с угасанием тела, а дальше жизнь продолжается. Стоит почитать, например, свидетельство тех кто пережил клиническую смерть и выход из тела, и каким-то способом их обратно вернули. Стоит и это почитать. Каждому дается знамение.

О.Н.: Еще очень важно, с кем человек отождествлен. Вы говорите: ближний, братство. Это очень важно, ведь если ты отождествляешься не с эгоистической личностью, а с личностью сообщества, с коллективной личностью (то что называется мировая душа), то тебе гораздо легче понять победу над смертью.

о.И.: Да. Из своего духовного опыта, будучи старцем по возрасту, могу Вам точно сказать, что со смертью моих ближних наши отношения не прекратились, они только умножились. Бабушка моя любимая Аннушка, христосик, Анна Наринская, ушла 49 лет назад, и наши отношения не оскудели. Папочка ушел через год после нее, он мне снится.

О.Н.: Что-то такое мета-временное, мета-материальное?

о.И.: Да. И всех покойников, о которых я молюсь, вижу перед очами. Я называю это параллельный Белый корабль, как бы катамаран. Они никуда не уходят. Они уходят и остаются, потому что у них поли-локационное бытие, то есть они могут и оставаться, и уходить одновременно. Но они не покидают нас, пока мы в них нуждаемся. Мы конечно очень тяжело переживаем уход близкого человека, с ним умирает часть нас самих, но одновременно эти отношения возобновляются. Если вы духовны, конечно. Если вы не духовны, то многое стирается, и смертельная травма может только еще больше усугубляться.

О.Н.: Да, этот безбожный социализм, посмотреть его похоронный ритуал с медными инструментами… Закопали товарища и забыли, всё. Спасибо тебе товарищ, что ты пожил. И больше товарища нет. Это ужасно, это вызывает дикий параноидальный страх смерти, от которого возникает желание похотствовать и всё успеть. Тебе все равно что ты оставишь после себя, тебе плевать что земля не переживет скажем 10, 20 лет в том режиме, в котором сейчас существует.

о.П.: Идти на любые преступления, чтобы только на час продлить себе этот порядок жизни.

О.Н.: Да, это инфантильная травма конечности. В недуховности её невозможно преодолеть. А религия давно перестала быть духовностью. Отказ от религии неизбежен, но это не отказ от духовности.

о.И.: Так же как отказ от атеизма.

О.Н.: Да. К чему привел атеизм? К сумасшедшей гонке ядерного вооружения, которая до сих пор идет в активной фазе, и это ужасно.

о.И.: Страх смерти это тоже в определенном смысле ядерный полигон внутри нас.

О.Н.: Да, угроза. А что такое ядерное оружие? Мы уничтожим вас всех! Страх уничтожения как издержки, противовесы, но это же разговор даже не с животным, а с больным существом. Если мы себя мним цивилизацией, то почему не отказываемся от насилия, почему не отказываемся от угроз устрашения? А потому что нет никакой цивилизации! Мы не преодолели, как человечество, страх смерти, страх гибели, а религиозность только усугубляет это состояние. Жречество – про денежки, про материальное, про сытость, про досуг. Среднестатистический протестант: его успех это земной, материальный и экономический успех. Это критерий его правильности перед богом: бог с ним, если он богат, если становится зажиточным. А это, скажем так, одна из самых новых форм религий, то есть в этом смысле мы ни капельки не продвинулись. Страх смерти это, пожалуй, один из ключевых.

о.И.: Это такая же порча и иллюзия как похоть. Поэтому эрос и танатос считаются в древнегреческой мифологии близнецами. Танатос это не смерть, а именно страх смерти, посеянный в человека, а эрос это либидозная инъекция, впрыснутая в него адаптационной перелепкой. И как человек свободен, когда освобождается от эроса, как он свободен! Он волен любить, волен красиво жить, любоваться природой, потому что любое эротическое одержание это род обсессии. Влюблённость и связанные с ней кайфы вроде бы дает временное удовлетворение, но в конечном счете все оборачивается пустотой и слезами, глубоким разочарованием. Поэтому духовные люди выбирают путь истины, исключающий иллюзионы, пустыни, мифы, кайфы и то чем живёт обычный человек в порядке мира. Пока не исчерпается его, как индусы говорят, карма.

О.Н.: Спасибо, отче. Прекрасная беседа.



[1] - Саошьянт - спаситель мира.
[2] - Deep State - теневое правительство.
[3] - Deep Church - тайное клерикальное общество.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Осталось символов: 1000

Нажимая кнопку "Отправить комментарий", я подтверждаю, что ознакомлен и согласен с политикой конфиденциальности этого сайта