Голгофа – Брачный одр для сочетанных

Гора преображения

Голгофа настолько выше Крестного пути, насколько обыденное христианство уступает ступени посвященных. От обращения к посвящению путь далекий и тернистый. Учитель призывает нас к троякой заповеди: отвергнуться миру, взять крест свой и следовать за Ним. Не говорит куда – на Голгофу, чтобы заранее не ранить.

О мистицизме Соловков великолепно говорит Крестный путь. Голгофа Соловецкая – к ней и приблизиться боязно. Если Путь Креста – для единиц, Голгофа – Брачный одр для сочетанных.

Единицы из единиц знают Господа в сем веке. Поэтому что проку собирать вселенские соборы, хотя бы Никейский или недавно прошедший Второй Ватиканский… если единственный в мире ученик скрывается где-нибудь в лесном шалашике с пыльной псалтырью и дрожащею свечкой в руках?!

Если подвижников единицы, любящих единицы единиц, если Крестный путь недоступен человеку смертному, сверхъестественен, Голгофа – выше сверхъестественного. В ней воскресшее Солнце Христа. Но кто желает победить смерть, призывается взойти на высшую гору Христову – Голгофу. И кто жаждет быть увенчан как победитель ада, не убоится взойти на эту высочайшую ступень посвящения, Голгофу.

Ее притяжение за двухтысячелетнюю историю Церкви Христовой оказалось столь велико, что призванных волей или неволей, свободно или по принуждению Божию, число – миллион… Миллион крат умноженная иерусалимская жертва Христа. Соловки – миллион Иерусалимов вместе взятых, миллион раз пострадавший Христос.

Если всяк ученик восходит на Голгофу, то путь ко славе, лестница восходящая – Вторая Голгофа. Если вторых Голгоф было по числу посвященных учеников-мучеников, допустим, миллион по исторической двухтысячелетней горизонтали христианства, на Соловках с 1926 по 1956 гг. взметнулась огненная вертикаль Креста. Миллион призванных за каких-то тридцать лет (!) взошли на вершину помазания. Им было даровано воскресение в настоящем и венец победителей.

На искусительный вопрос скорбящих сестер Лазаря: “Когда же воскреснет брат наш? – понятно, что в грядущем веке”, Спаситель отвечает: “Я есть Воскресение” и воскрешает в настоящем. Миллион отцов наших воскресли в настоящем Соловецком времени. На подступах к Голгофе пустынные пески и ослепительные молнии.

Блаженный кюре из Арса и Тереза Авильская настаивают на необходимости ученика Христова стоять  у подножия Креста. Я бы сказал больше: повторить вслед за путем Креста и другую, более высокую его ступень, абсолютно недоступную, единственно чаемую – Голгофу.

Третье падение (девятая остановка Крестного пути) означает нечто немыслимое в настоящем порядке – кризис посвященного в тайну Креста. Впереди Брачный чертог. Голгофа – величайшая жажда страстно́го, жажда разрешиться Возлюбленным и первая Его тайна – Божественная нагота. Спасителя разоблачают одежд. Воскресший Лазарь выходит в белых пеленах, а Воскресивший его разоблачается последних пелен кровавых.

Есть стыд невесты пред Женихом, стыд Жениха перед невестой. Стыд невесты – предстать на Его суде в нагих телах. Божия Матерь видит нас нагими, омываемыми на источниках. Наг и нищ аз есмь – повторяет псалтырь наивысшего посвященного Голгофы, мастера Темной Ночи царя Давида. Стыд невесты – сверхъестественного свойства: это уже не греховная нагота перед ближним, не застенчивость.

Божественный эрос вступает в свои права на подступах к Голгофе. В нагих телах взойдут они на одр. Спаситель разоблачается человеческой плоти,  белых пелен Богородицы. Бог предстанет абсолютно наг в первозданной девичьей невинности. По разоблачении одежд Он испытает такой же сверхъестественный стыд, связанный с мучительной болью, но Голгофские переживания сопровождаются равной степенью сверхъестественного блаженства. Оно настолько далеко от свидетелей Крестного пути, что даже близко не смеет подойти к Нему никто из сопровождавших Его. Где-то в стороне остаются жены-мироносицы, уже не слышно вопля Вероники, ропота Симона Киринеянина.

У Голгофы остаются верные и помазанники: жены-мироносицы (сколько сосудов с мирро они несут в своих руках для Царя помазанных!), возлюбленный ученик и Матерь Божия. Атмосфера Брачного одра.

Нагота в Его представлении – исповедание сердца, последняя правда, наивысшее устремление, разоблачение внешнего и преходящего. Здесь заключена тайна последняя: божественная застенчивость, сверхъестественный стыд. О наготе Господа вправе слушать только Его сладчайшая невеста, также готовящаяся предстать Ему нагой и умащаемая благовонными маслами перед одром страдания в блаженстве – Крестом.

Как же разнятся они одно от другого: одно нести Крест, падать от его ноши, обнимать его и беседовать с ним, другое возлечь на Крест, быть прибитым к нему (рабство Креста), пребыть в служении Кресту, шесть часов на Брачном одре обливаясь агнчьей кровью. В наивысшем блаженстве обнимал Он, вознесенный надмирно, всех Своих детей, усыновляя и увенчивая их.

Крестные состояния определяются как страстны́е, Голгофские – как сверхэкстатические, вообще недоступные настоящему миропорядку: скорбь эта сверхъестественного порядка, и любовь как пылающее Солнце солнц. Блажен помазанник Креста, но трижды и миллион крат блажен Голгофский посвященный.

Жених разоблачается одежд пред тем, как возлечь на Брачный одр. 11-я остановка – возложение на Крест. О наконец-то, – восклицает Он, – свершилось! Дать прибить Себя к Кресту, чтобы уже не мочь избежать Креста. О, наконец-то высшая свобода – распятого! Вот когда единственно, абсолютно, в Боге свободен человек, когда прибит (прикован, привязан) ко Кресту, когда дает высший обет посвященного, рабства Кресту.

Призывал в беседе с Никодимом ко второму рождению свыше, удивляясь, что мудрый старейшина не знает цели пути. И вот Его, Христа-Мессии, второе рождение – Крест. В крестных муках уже страждет другая плоть – грядущего Воскресения. В крестных муках сочетается она в одно с сим рукотворным Древом Жизни. В крестных муках бросается Он  на невыносимые страдания, дает уязвить Себя тысячами стрел, копий и мечей одновременно, чтобы воскреснуть первым и дать импульс воскресения Своим ученикам. На Кресте открывается пространное имя Отца – Тот, Кто укрепил Единородного Сына Своего, укрепит и вас. И – о радость! – миллион прошедших опыт Голгофы, миллион посвященных в белых одеждах.

Ему удалось сочетаться с человеческой природой, когда Он воплотился от Девы Марии. Ему удается теперь, на Голгофе, еще плотнее, плоть в плоть, кость в кость войти в человека. Он прибил Свою Плоть гвоздями ко Кресту и излил на него Кровь без остатка, чтобы Его мироточащий, несущий жизнь Крест стал престолом Его воскрешения, символом вечной жизни, стал вожделением Его невест. Кто увидел Крест – блажен, кто вошел дверью Креста – трижды блажен, кто принял на себя Его сладчайшее иго – блажен миллион крат.

Все тридцать три с половиной года земного служения Его отделяло нечто от человека – божественное происхождение, мессианистическое предначертание: Христос – Бог, а ученики Его – человеки смертные. И вот Его последняя мистерия: Он отказывается от Своего Божества, претерпевает, став человеком, смерть, которой любой человек устыдится. Он, будучи совершенным и нетленным Богом, принимает на Себя страдание, какого человечество в целом, от сотворения своего до конца, не сможет принять в сумме всех своих скорбей. Он входит в какую-то последнюю глубину человека, касается двенадцати его бессмертных тел. Он разрывает Свою плоть на клочки, расходятся Его кости, ребра, рвутся сухожилия, кровь наполняет легкие – Ему больше нечем дышать. Но Его божественное Тело обретает покой на бессмертном теле человека, когда капли Его Крови, пропитывая землю, касаются черепа ветхого Адама, лежащего здесь же на полуметровой глубине.

Его любовь такова, что Ему мало быть привязанным канатами, как двум злодеям, распятым справа и слева от Него, Он желает быть прибитым ржавыми гвоздями, чтобы навсегда отпечататься на Кресте, как на крестном плате вероникином, чтобы навсегда остаться на Кресте, чтобы оживотворить Крест, чтобы с часа Его сочетания с Крестом-одром Крест возымел силу Его Самого. Чтобы Крест превратился в чудодейственный жезл в руках подвижника, чтобы Христос воскресал и стоял рядом, когда подвижник, приняв в руки крест с Его изображением, совершит знамение во имя Трех Лиц Троицы, аминь.

Его безумная любовь ко Кресту будет передаваться Его ученикам. Екатерина Доэрти скажет: “Вожделение моей жизни – быть распятой с другой, тыльной стороны Креста”. Какое блаженство испытают 26 первых японских католиков, приговоренных к распиливанию пополам и единовременному распятию. Каково шествие их воскресения, каков выход их из Лазаревой злосмердной пещеры, какова тайна этого высшего призвания человека – претерпеть невозможную муку, уповая единственно на помазание Божие, на призвание свыше, чтобы победить дьявола, смерть и ад!

Каждой клеткой Своего распятого тела Он падает на человечество, соединяется с ним, касается его каждым сверхэкстатическим Брачным воплем. Он говорит: “Теперь, чадо Мое, люби и ты Крест, возляг на Крест, дай смирить себя Кресту. Рабство у Креста – наивысшая свобода, ибо ты теперь волен отдать жизнь из любви и делать что хочешь, поскольку выше этого желания нет ничего. Ты теперь абсолютно свободен, поскольку никакое другое желание уже не может проницать твою волю, помимо принести себя в жертву любви и жить вечно”.

Вознесением на Крест Он свидетельствует, каково служение Креста: милосердное всепрощение, усыновление Богоматери, победа над адом, взятие в рай в настоящем (“днесь будешь со Мной в раю”), жажда приобщить к источнику жизни все творение от мала до велика, наивысший экстаз свершения божественного плана (“Совершилось!”) и примирение с Отцом. Сын верный от лица миллионов заблудших упокаивается на груди Отца Своего возлюбленного со словами: “Отче, Отче Мой! В руки Твои предаю дух Мой!” Значит, сатана потерял власть, значит, Темная Ночь завершилась победой.

Невозможно понять ни один из семи крестных воплей этого Евангелия Страстей без посвящения в тайну божественных экстазов. Это сверхэкстатическое “Отче, прости им, ибо не ведают что творят!” Это сверх-, сверх-, сверхэкстатичесткое “Или, Или! лама савахфани! Боже Мой, Боже Мой! Почему Ты оставил Меня?” Это далеко превосходящее богочеловеческий экстаз “вспомни обо мне, когда придешь во Царствии Твоем”, уходящее во времена грядущих благ явление Бога всему миру. Это Его превосходящее вообще что-либо мыслимое на земле и на небесах “Сегодня же будешь со Мной в раю!” Это Его превосходящее решения всех вселенских соборов и марианские трактаты луи гриньонов де монфоров, францисков сальских, игнатиев богоносцев и тертуллианов: “Вот, Жена, дети Твои, вот Мать ваша!” Это увенчание всех божественных экстазов в одном единственном слове “жажду!” – открытые моря неисповедимых блаженств. Это вообще не вмещающееся ни в какое сознание единословное “совершилось!” – слово, с которого можно было начать и завершить Евангелие: “Совершилось!” И это, наконец, наивысшее блаженство, предвкушение следующего таинства снятия с Креста – упокоение на руках Того, Кто попустил такой ад пережить, такую пропасть перейти.

Что может понять человек смертный или христианин рациональный, или ученик бурсы, или школьный катехизатор в этих величайших страстны́х восклицаниях, и каким оскорблением звучит для помазанника вмешательство в Страсти Христовы.

О блаженная, экстатически-страстна́я плакальщица моя, матушка бесценная! Помню в восковитых рученьках твоих маленькую тридцатистраничную книжицу дореволюционного издания о Страстях Христовых. Любила ты читать о них со слезами, и не в великий пост только, но ежедневно, мирровая постница.

Снятие с Креста – блаженство еще более дальнее, но и такое близкое тем, кто в своем безумии следования Божественному Учителю идет за ним на Голгофу.

Ему наконец-то служат, преодолевая иудейский страх, Никодим и Иосиф. Его наконец-то помазуют бальзамирующими дорогими нардовыми маслами. Его оплакивают, Его несут, драгоценное Божество. Капли Его крови соединяются с никодимовыми маслами, предваряя помазания возлюбленных учеников Его на православных всенощных, предваряя неизреченные воздыхания Его учеников-исихастов в горных пещерах. Вселенная благоухает. Мертвый Бог еще прекрасней Живого, мертвый Бог живее живых. Он дышит, говорит и служит. Его Кровь сочится из нескончаемых ран, соединяясь с маслами. Впоследствии ими будут помазать сифилитических, раковых, лепрозорийных, аллергических, слепых. И эти хромые и босые, эти юродивые и нищие переживут экстаз Его близости, подобный тому, который пережили исцеленные Им в земные дни десять прокаженных. В неописуемом восторге, подобно Марии Магдалине, скажут они: “Раввуни! Учитель! Это Ты!

О это неописуемое блаженство помазания! Крестный Царь, экстатически раскинув руки, покоится на коленях Пречистой, и Его оплакивают ангелы и все человечество земли.

Четырнадцатая, завершающая остановка Голгофы – Погребение – символизирует пребывание голгофского посвященного в Торжествующей Церкви. Блаженнейшее снятие с Креста не прекратится со смертью или погребением, но продолжится на весь неисчислимый срок пребывания в Церкви Торжествующей.

При несении Его плоти раздаются благоухания всех неземных цветов райского сада, и участвующие в погребении падают от изнеможения, не в силах пережить блаженство длиной в тысячу лет.

Погребальная процессия разражается солнцем Воскресения. Он воскрес всего лишь на третий день – как исключение, как единственный предписанный от века Спаситель, и явил тем самым закон Солнечной Софии: сумма Его страданий была такова, что накопленных единиц Креста хватило быть воскрешенным на третий день Самим Отцом Небесным. Суммы (прибавим в заключение) выстраданного совокупно Собором отцов и матерей соловецких, хватило на то, чтобы воскресла Русь Святая в совершенных образах своих, чтобы солнце Соловецкой церкви превзошло благодать Киево-Печерской лавры и Оптиной пустыни.

Благословите же светило Соловецкое, благословите подвиг Голгофский отцов наших, чтобы у подножия Горы Распятия просияла Русь воскресшая, святые Серафим Саровский и отче наш Серафим Умиленный, патриарх многострадального ГУЛАГа. На Соловках впервые воздвигнется храм Креста-Брачного одра, и кресты замироточат запахами Брачного чертога, и у входа на архипелаг Преображения будет начертано на арке золотыми буквами единственное слово “Богосупружество” – наивысшая цель христианства.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Осталось символов: 1000

Нажимая кнопку "Отправить комментарий", я подтверждаю, что ознакомлен и согласен с политикой конфиденциальности этого сайта