Иоанн Слово Божие Отец христоверческой церкви


Содержание:

Иоанн Слово Божие

Пятнадцать лет Хрестос и Мария проводят на Соловьиной горе – в Брачном чертоге. Христиане только хлопают ушами: соловьиногорский Хрестос в белых одеждах им не интересен. Довольствуются иерусалимским периодом в три с небольшим года, а дальше жди Его через две тысячи лет председателем Страшного суда за деревянным столом с чиновничьей зелёной скатертью… Всё расписано: Андрей – Первозванный, Иоанн – Богослов, Лука – Евангелист, Иоанн – Предтеча…

Забудьте об Иоанне Богослове. Богоматерь звала его Иоанн Слово Божие. Иоанн-патриарх Иоанновой церкви. Ничего общего с петровой. Петрова нагоняла страха и презрения к человеку, согласно иеговистско-ялдаваофской парадигме. Иоаннова от начала учила о том, что петровой не снилось: стяжание Святого Духа, посвящение Божией Матери, девственное Лоно, божество Хреста поселяется во внутреннем.

Петрова претендовала на внешний захват мира (‘камень’, ‘адские врата вовек не одолеют’), стремилась к власти любым путём: через подкуп, мамону, армию, сговор с властями. На словах казалась ‘служанкой богословия’, в реальности была служанкой Зверя, государственной политики.

Иоаннова пеклась о браке с божеством и о стяжании зрячими (духовными, в отличие от духовно слепых, хотя зрячих физически) Хреста. Духовные термины вохристовление, водевствовление непонятны петровой. И землянина видят по-разному: петрова – надзирательским оком как потенциального зэка, окружённого вохрой и колючей проволокой; Иоаннова – как зерцало божества с возможностью вселения в него Хреста.

Петрова ветвь вместе с отцами своими раввинами от начала возненавидела Божию Матерь. Царица отвечала петрианам равнодушием. Устремляла взор на Иоанна и Андрея, связывая с ними будущее христо-богородичного Корабля. Какой церковный институт? Невестник христов. Какие священники-неораввины? Мелхиседеки в солнечных телах. Какие культы? Хрестос вселился в ученика, Богородица умножилась в избранницах из простонародья!

Царица Небесная на Соловьиной горе жила, питалась свыше. Чаша, хлеб, вода появлялись откуда ни возьмись. В тяжелейших немощах: лукавый ударил – встать не может, от пищи отказывается, стонет, предельно истощена. А на 40-й день рядом в деревянной тарелочке оказывается хлеб свыше, а за ним и чаша с неба упала.

Иоанн был любимцем не только Её, но и Хреста. Третий в Брачном чертоге. Точно облекался в Слово. Медовые уста. Первый стяжавший Духа Святого.

Иоанн Слово Божие почти дословно запоминал их беседы… Над ним стоял Диктовавший Нерукописный Евангелист. Царица в блаженстве внимала его словам: ‘Наше дело погибнет, если не препоручим Церковь людей божиих Иоанну. Пётр уведёт школу далеко от её основателя…

Пётр возглавит ‘торжествующую’, желая торжества по всей земле. А ты, о. Иоанне, – Таинственную церковь, зачинающую Хреста в своих чадах. Пётр спутается с низкими мироправителями, займётся тёмными грехами. Его будут одержать чудовищные мании. Воссядет на зверя и дракон понесёт его в тёмные миры. Сам сатана войдёт в него.

Ты, Иоанн, станешь насадителем Невестника христова, отцом земных странников. Через тебя процветёт наша вечнодевственная ветвь. Примут печати Брачного чертога и исполнятся блаженств богосупружеских. Полнота Хреста войдёт в них, и оставят земное: собственность, ветхие связи, похоть, карьеру и тысячи земных привязанностей. Им откроется сияние Брачного Одра, небывалое доселе на земле. Ради солнечных блаженств оставят прочее, сочтя его ничтожным.

Блажен, кто претерпит страдания во имя грядущей славы нашей Доброй Вечности и солнечного Универсума. В конце времён выйдет победителем. И горе тому, кто будет уповать на славу и престолы в настоящем. В испытующие времена его ожидает посрамление’.

Разные боги: один добрый, Жених, другой – злой, Судья. В петровой предметы земные. Иоанну Богоматерь дарит чашу, сошедшую свыше. И другую, что преподнёс Хрестос – Святую Чашу. Дарит краюху хлеба, квадратик 10 × 10: ‘Хлеб Жизни’. Хлеб, сошедший свыше.

Хлебный дождь шёл во время Непорочного зачатия. Хлебная манна, первая хлебная евхаристия. Святая Чаша фонтанирует Дождём Последних Капель – мирровым, хлебным, водным, слёзным… Всегда дождь! Океан. Земля превращается в чашу…

Хлебом Жизни Божия Матерь неоднократно называла Хреста, поскольку спасал Её буквально на грани перехода, в крайних немощах. Исходящие от Неё блаженства и благодать, что переживают истинные Её последователи и ученики, далась Ей великим трудом.

40 калик с Каликою

Первая калика – Божия Матерь. Задолго до непорочного зачатия Ей был дан корабль, на котором Царица посетила множество стран. Затем странствовали со Хрестом.

В Вавилоне встречались с иудеями-голубями. Те рассказали о Голубиной книге, противоположной кодексу ястребиного иудаизма. В Иране посетили мудрейших учителей. Те признали юного Хреста как молодого Зороастра. В Богоматери увидели Ардвисуру Анаиту, персидскую богиню непорочных вод: повсюду где появлялась, начинали бить источники. Посетили Китай, беседовали с мудрецами дао, интересовались конфуцианством… Собирали прекрасное, доброе, чистое, светлое, ключи и способы достижения совершенной святости. С ларцем, полным жемчужин, пришли в Иерусалим победить зверя.

Среди христоверов и докрещенских богомилов есть поверье о 40 каликах со Каликою. Число сакрально: 40 участников хоровода… В центре – Хрестос или Божия Матерь. Хоровод переносит совершаемое таинство в божественные сферы. Хоровод синритмически ускоряется и достигает своего пика.

Кроткие агнцы беззлобия, христоверческие старцы были водимы Оком Премудрости, что исключало частную жизнь, нарциссические программы, страсти. Ничто так не приветствует Путеводительница-Премудрость, как вверение в Её преблагую волю. Ей как никому дано знать, какие обстоятельства наиболее подходящие для данного жизненного витка-круга.

Среди священных предметов, что Богоматерь преподнесла Иоанну, приготовляя его для апостольского странничества-каликовства на Руси, была первоикона.

Богоматерь: ‘Прикрепи этот плат к дереву – и на нём отразится мой лик, какой ты меня видишь. Его обнесёшь, и будет творить чудеса. Я буду говорить через него, исцелять. Сокровище это дарю своим детям на земле.

Дитя моё, Я отправляю тебя на Святую Русь. В первое время тебя встретят странноприимно. Узнают, как если бы давно пребывал среди них. Узнают и Меня. В дальнейшем предстоят тяжёлые сражения. Дракон не преминет помешать нашей миссии.

В минуту скорби и отчаяния помни: Я не отвожу от тебя взора и соразделяю твой крест. Ты для Меня второй после Хреста. Обожаю тебя, сын мой, как моего единственного и ненаглядного. И благословляю тебя стать новонаречённым Хрестом-Иоанном, патриархом Иоанновой ветви.

Свышеположишь множество наших наследников, добрых возделывателей. В них войдёт полнота Хреста и облако Пречистой Девы Матери. Но прежде благословляю тебя стать святорусским христом патриархом, христом царём царей, христом небесной славы. Преподношу тебе жезл наших Отца и Матери Неизречённого Величия. Кого благословишь жезлом сим, в хороводе-карусели в девственных ризах исполненного Духом Святым, тот наречётся христом животворящим’.

Хрестос рождается: здесь и там.
Подыхает фарисейская бестия.
Хреста по всей земле славьте,
рождающегося от Божией Матери!

Основное отличие Иоанновой церкви от петровой: Иоаннов Бог – Жених. Жених полон любви, ему – как бы приготовить невесту. Его притча: мудрые девы со свечами выходят навстречу жениху, запасаются маслами, получают высшие помазания, чают войти в Брачный чертог. Блаженства в четвероевангелиях – вступительные по отношению к тем, что ожидают христоверов Иоанновой ветви.

На Копетдаге совершилось непорочное зачатие Хреста. Богородица, вышняя Богиня, непорочно рождённая, непорочно зачавшая, передаёт таинство непорочного зачатия Хреста своему любимому ученику и единственному наследнику.

Иоанн, полный плеромы, неизречённой благодати вышнего неба, воспринимает полноту. Олицетворённый Хрестос, олицетворённая Богородица! Переполненный океанической благодатью садится на корабль и спустя недолгое время причаливает к черноморскому берегу Руси. Так пошла с первого тысячелетия нашей эры Иоаннова ветвь.

На Соловьиной горе Иоанн и Андрей Первозванный были свидетелями двух великих таинств. 1) Хрестос и Богородица представали как Жених и Невеста Брачного Чертога в белых одеждах и 2) чудодейственно умножались. Внезапно потрясённым свидетелям представали 12 Хрестов и 12 Богородиц.

Иоанн, Андрей и группа их учеников, наслушавшись проповедей Богородицы, жаждали благовествовать. Созерцая таинства, немея от восторга недоумевали: как проповедовать о Хресте и Божией Матери как Женихе и Невесте Соловьиной горы, о Брачном чертоге Божества с его детьми, Брачной вечере? Как передать подобное словами? ‘Езжайте и увидите’ – отвечала с улыбкой Божия Матерь.

Когда корабль с Иоанном и Андреем причалил к пристани на Святой Руси, навстречу вышло множество народу. Впереди апостолов шла… Дама в Белом, Богородица с хлебом-солью и дарами. Потрясённый народ Её узнавал, а апостолы не видели…

Христоверие началось с соловьиногорского таинства умножения Хреста и Божией Матери, которые не однажды родились, а рождаются (!) в народе. Та, которая родила Царя помазанников, рождает его в лоне народа-богоносца, христоносца, богородиценосца. Так появились успенцы-христоверы, богородицы и христы. В честь судна, причалившего от Соловьиной горы к берегам Святой Руси, их общины именовались кораблями.

Первые полтора века Богородица ходила по Святой Руси в одном образе. В конце II века произошло таинственное умножение Божией Матери, появились и другие богородицы. Успенское христианство – победа над смертью и умножение богородиц.

Звёздный хоровод непорочного зачатия

Во время непорочного зачатия Хреста открывалось высшее небо, и Богомладенец в священных белых одеждах ниспадал с неба в лоно Царицы Небесной. Богородица была окружена старческим синклитом. Ей казалось, земля и небо крутятся вокруг Неё – звездный хоровод Непорочного Зачатия. Радения дублируют и копируют непорочное зачатие Богородицы и Хреста.

Радуйся, Дева Китеж-града и Радонежа!

– пели на Святой Руси. Два мистических города – Китеж и Радонеж, город радений.

Радей и радуйся, Одигитрия,
Скоропослушница,
свет таинственного богосупружества.
Обращающая скорби в радости,
круговерти крестные в сладости.

Радения состояли из нескольких ступеней. 1) Облечение в белое. Носили только белые одежды в знак чистоты и девства. 2) Соборное раскаяние, чтение Иоаннова Евангелиона или священных стихов. 3) Хоровод. 4) Причастие Хлебом жизни и Водой жизни, 5) снова карусель…

…Выносится кипарисовый круглый стол. На столе лепёшка, квасок, мёд, кресты, чаши, масла мирровые, оригинальная икона Матери, мощевой ларец, кувшин, жезл, плат…

Хресте истинный Боже,
возлюбленный брачночертожный,
сойди, облеки и обожи.
Соловьиногорский крест шестокрылый,
Богородицею помилуй.
Я – свыше положенник
от старцев добробоженек.
А я – жена-мироносица
от Хреста свыше положенница,
малая богородица.

Смысл ночных радений – достигнуть экстатического состояния, при котором душа-дева готова принять Хреста. Человек выходит за пределы земной ограниченности. Как Бог становится больше себя, став человеком, человек, становясь больше себя – экстатируя, трансцендируя, превосходя себя – становится христом.

Сколько бы ни гадали историки церкви, религиоведы, истинная духовность – от Матери Премудрости, Царицы Небесной, от Пресвятой Девы Богородицы на Соловьиной горе. Она ходит в ореоле древнейшей Превечной Матери, Mater Magnissima Неизреченного Величия. От Богородицы взяли начало первые затворнические скиты: старцы прятались от гонений в пещерах, близлежащих Соловьиной горе.

Религиозный популизм, церковное сводничество с властями ведёт к печальному следствию: деградации Духа. А не животворит Дух Святой – и земля, некогда цветущий оазис, превращается в пустыню.

Без учёта 15-летнего пребывания Хреста и Божией Матери в белых одеждах на Соловьиной горе иудеохристианство скатывается к агрессивному духовному пиратству, изуверству. Даже по времени соловьиногорский период длился впятеро дольше, чем иерусалимский!

Аутентичная русская духовность оклеветана. В центр староверия поставили провизантийского протопопа Аввакума с его дневниками, письмами боярыне Морозовой, сожжением на костре и обрядовыми разногласиями: двуперстное-трёхперстное знамение, сугубая-трегубая аллилуйя… тот же православный культ, только в другом ритуальном образе. Хитрая уловка, призванная скрыть подлинный размах христоверия, стереть архетипическую память о народном христианстве, которое происходит от Соловьиной горы, равно как таинство успения и вознесения Богородицы!

В действительности староверы именовали себя не аввакумовцами, а капитоновцами в честь основателя христоверческого движения Капитона. Капитоновцами были Данила Филиппович и его ученики. Другая ветвь христианства – архетипическая, живая!

…Две тысячи лет прошло с поры Евангелиона Соловьиной горы. По сей день вокруг Эфеса ходят толки, что Пресвятая Дева пребывала на вершине Белой горы, а за ней стоял Град Божий. И когда Пресвятая Дева восхищалась с успенского одра на небеса, с нею и восхитился Небесный Град.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Осталось символов: 1000

Нажимая кнопку "Отправить комментарий", я подтверждаю, что ознакомлен и согласен с политикой конфиденциальности этого сайта