Небесная Мастеровая



Какое чудо – храм с дарохранительницей! Хранит Христа, живую память о Его присутствии, скорбях. Звучит Его безмолвный голос, Его ‘жажду!’ объять нас. Вдалеке стук молотков, ударяющих по Его святому телу…

Если сводить действенность причастия исключительно к евхаристическому таинству, вырождается смысл евхаристии. Для чего принимал Святые дары? Где Христос после причастия?

Храм, еще по ветхозаветному определению, – место присутствия Бога живого. Когда в храме дароносица, с нами Всевышний. Дарохранительница в сердце Божией Матери…

Нет Христа в храме – литургия лишена смысла: нет Его в дарохранительницах, нет в сердцах, нет в ближних. Храм оказывается гробом, запечатанным фарисейскими замками!

– Меня здесь нет. Что ищете Живого среди мертвых?
Его здесь нет – Он воскрес!!!

Божественный Агнец в Святых дарах

Евхаристия только тогда действенна, когда по принятии Святых даров жизнь Христа в нас начинается, а не завершается.

Западные святые иногда более чем по десять раз в день приходили созерцать Святые дары, пребыть в присутствии Божества.

В присутствии Христа в Святых дарах иным становится дыхание. Не посмеешь шагу ступить не в страхе Божием. О чудо, трепет, собеседование! Божественный Агнец в Святых дарах. Лампадка возжжена, ее тихое пламя упокояет молитвенное сердце…

Какой образ ношу я в себе? Божий, совершенный? Или иносущный, иноположенный?

Что начертано на моем челе? По каким печатям буду судим? Если поклонился зверю и запечатлел его образ – горе такому ученику Христа!

Мария совершает апокалиптическую Пасху и запечатлевает крест на челе и купину в сердце участникам Ее соискупительной миссии.

Я и ты, изумительно сочетанные в одно

Образ всегда предшествует действию, мысли, как дыхание Духа невидимо ведет нас.

Человек был сотворен по образу и подобию Божию. Что есть образ? Точный слепок, однотипный с оригиналом. Ты (богочеловек, тварь) – ставший одно с Творцом, Его ‘я’. Сотворение Адама по образу и подобию знаменовало совершенный завет Бога с человеком.

Образ хотя и отражает первоисточник, не инобытиен. Он имманентен Творцу, и в нем сияют запечатленные все три лица Троицы.

Небеса сочетаны с землею, Бог с человеком. ‘Я’ неотделимо от ‘ты’ – Творец от твари. Образ не есть иное слепившему его. Напротив, несет полноту неиссякаемого, неистощимого оригинала. ‘Я’ и ‘ты’, изумительно сочетанные в одно, составляют неразделимое ‘мы’.

‘Сотворил человека по образу Божию, мужчину и женщину’. Мужчина в акте творения – Христос, совершенный Бог. Женщина – Мать человеческая, которая одно с Богом, Мария.

Адам отрекся от любви Отца

Адам был точным отражением Небесного Отца. Отец святился в нем, царил (да придет царствие Твое…) и владычествовал (воля Вышнего совершалась в Адаме ветхом), ибо был одно с Творцом, был назван сыном, и к Создавшему его обращался: Отец! Совершенная любовь была между ними – та, что между лицами Пресвятой Троицы.

Но Адам отрекся от любви Отца – и образ Божий стерся в нем. Первородный грех исказил существо Божие в человеке. Божественное как бы изошло, стерлось, ушло в заповеданную глубину…

– Боже, Боже, почто оставил меня? – так восклицал не только Новый Адам, распятый за наши грехи, но и ветхий по изгнании из рая.

На евхаристии сходит возвращенный образ, втесняется, слагается с нами.

Восстановить образ Божий в падшем человечестве

Ветхий Адам вступил в другой завет. Человек оказался обречен распаду, смерти, по сути уничтожению, ибо, согласно замыслу Божию, он может жить только будучи в завете с Богом – одно со своим Творцом.

Спасти погибающих овец стада Божия посылаются Агнец и Агница: Христос и Мария. Их задача – восстановить образ Божий в падшем человечестве. Оба являют совершенный образ Божий. По учению церкви, Сын несет в себе полноту Отца. Мария одно с Сыном, подобно тому как Сын – с Отцом.

Христос послан в мир как Новый Адам и непорочный Агнец. Мария – Агница, Мать непорочная, породившая Христа в земные дни и ныне порождающая Его в нас как Эммануила (в переводе: ‘Бог среди нас’).

Вечнодева сходит и в царственном сиянии осиявает, обоживает мир. Ее милосердное око нас, спящих маленьких детей в новых вифлеемских яслях, пеленает в белые одежды, и Белая купель простерта над омывающимися.

Та, через которую Всевышний говорит в настоящем

Как воссоздает Мария в нас образ Божий? Созерцая Христа в славе, стоя у креста, обращается к нам и начертает Его в наших сердцах. Восхищенная в славу Троицы на одре успения, Мать восстановленного обетования запечатляет в нас образ, отражение, которое одно с оригиналом.

Взирая на премирный крест Христа, Божественная Мастеровая лепит в нас новое существо, воссоздает человека по образу и подобию Божию. Она – Посредница. Сын есть совершенная жизнь (подобие Отца в нас). Мария – совершенное подобие Сына (даже плоть у них двоих одна!).

Мастеровая небесная, Скульптор царствия становится Новой Евой, Матерью нового человека. В руках у Премудрости прялка и нити судеб (Прит. 31:19). В руках у Марии иное веретено: для белотканого хитона, белых одежд. В белые одежды одевает Она чад своих, взирая на олицетворенного Христа во славе Троицы.

Мать сокрытого Яхве (Та, через которую Превечный говорит в настоящем, Сущий открывается в историческом времени), Она есть мост между первым ‘есть’ (покой вечности) и вторым ‘есть’ древней тетраграммы Яхве, упокоение Бога в настоящем. Она – субботний покой Творца.

Она и ныне являет в Сыне первозданные черты Отца – жаждание Превечного прорваться, войти в наше настоящее (символ чего – простертый над миром животворящий крест), и жажду человечества (бренное настоящее земного и человеческого времени) – вернуться в вечность, в покой лона Божия.

Озирая милосердно мир, Мария лепит в нас новое существо взамен старого. Старый костюм не годен, и заплатки не помогут. В земные дни Спасителя Она соткала Ему белый хитон. Ткет его и нам в наши дни.

Матерь-Ходатаица нового завета с Богом

Новый Адам – Христос евхаристический (Христос в Святых дарах) и новая Ева – Мария, сходящая свыше (Ее премирное явление) через усыновление Матери человечества (‘вот, Жено, сын твой!’) подготавливают поврежденную первородным грехом природу к принятию Божества.

Бог сочетался с совершенным человеком (Мария – Непорочная, Иммакулята) и теперь посылает Приснодеву, чтобы через зачатие от Непорочно Зачатой и усыновление Непорочной Матери сделать нас чуждыми греху, войти, вселиться, сочетаться с нами!

Мария – Мать возвращенного обетования, Матерь-Ходатаица нового завета с Богом, столь необходимого человечеству, ибо, несмотря на засилье храмов и вероисповеданий, завет (отождествление единства) с Богом прерван (!).

Без Марии невозможен новый завет, нет проявления Троицы. Приход Христа в мир, откровение второго лица Троицы, совершился через Марию. Породив богочеловека Христа, Пречистая венчала Троицу, позднее венчавшую Ее саму.

Сегодня Богоматерь приглашает нас войти в Ее посредующее светлое материнское лоно нового рождения, чтобы вернуть нам славу Троицы. Ее успение – символ перехода смерти в славу двойной победы – крестом и лоном. Вместе с Марией облекаемся в белые одежды, и переход в вечность воспринимаем как радостное упокоение, вхождение в чертоги Жениха и облечение в белые одежды.

Как оскорбляет нашего дорогого Спасителя отвержение Марии!

Как оскорбляет нашего дорогого Спасителя отвержение Марии – Его отвержение! Как ранит Его неприязнь к Пресвятой Деве! Покрывало на лице, бегство в кусты…

– Примите Мать Мою Марию! Она – купина, белое облако, в которое Я схожу.

Совершившие грех испытывают стыд и бегут от лица Божия и от Той, которая приводит пред Его лице. Слезы на Ее глазах, Его агнчьи слезы…

Священное писание учит: утрата образа Божия (заключение завета с дьяволом) имеет следствием ношение иного образа, как следствие иного завета – образа зверя и его печатей на челе, во внутреннем, повсюду…

Завет – образ – свидетельство – держава.

‘Где двое во имя Мое, там Я’. Но где собираются двое поклонившихся дьяволу, и один укрепляет другого в лукавстве и лжи, там уже иная держава. В ином ходят образе, иные уставы чтут, иной жизни жаждут, об ином строительстве ревнуют.

Некогда, во времена Сифа, древнее человечество, устав от каинитских утех (строительства безбожных городов и вавилонских башен), стало призывать имя Всевышнего.

И точно ничего не изменилось с тех пор. Современное каинитство с психотронной цивилизацией – и Мария, Наставница новой жизни: всецело с Отцом, в Нем, воедино с Ним. ‘И станут призывать имя Вышнего по всей земле’.

Со скорбью взирает Мария в наши сердца

Как Мария обратит мир к Отцу? Подаст сердечный образ Христа, научит взирать, простирать руки и облекаться в образ Нового Адама.

Со скорбью взирает Мария в наши сердца, читая, что в них запечатано, и видя отражение люциферианской маски и физиономию спрута, сплющенного в ветхом человеке. Ни один из ангелов не решается войти в темницу погребную: что там прячется на дне?

Ее задача восстановить первозданный образ. Она, Премудрость Божия, была при сотворении человека. Она же сегодня пересотворяет его в своей третьей метаипостаси – Матери Эммануила, или Христа, живущего в нас.

Без образа невозможно жить. Образ – двигательный импульс. Кому поклонимся, образ того и примем.

Механизм родовой программы

Ветхий человек несет родовые печати, на нем ясно выражен родовой образ – суммарный, собирательный портрет родового прошлого.

Приведенный в движение механизм родовой программы приводит к фатальным последствиям, к полной неспособности человека что-либо изменить. Чем глубже входит он в программу рода (ослепленный фейерверком образов, действующих в нем), тем в большей степени ощущает себя жалким винтиком предписанного действа, не в силах вмешаться и что-либо изменить. При внешней иллюзорной свободе – полный раб. В родовой образ впечатываются грехи дядей, тетей до седьмого поколения… Так составляется мозаичная икона родового человека, его душевная физиономия, предназначенная для порядка мира.

С обретением божественного лика душа возвращается в рай. Если несет на себе образ супротивный – изгоняется из рая.

Родиться свыше – принять новый образ от Марии славы

Как понимать рождение свыше, мистические роды?
Родиться свыше, как просит нас о том Христос в беседе с Никодимом (Ин. 3), – принять новый образ от Марии славы, подобно сокровенной манне сходящей свыше.

Чтобы родиться свыше, мало хождения в храм, отправления таинств и чтения молитв, внешнего, да и внутреннего благочестия. Крестились, чтобы облечься во Христа.

Христос на евхаристии входит невидимо, чтобы облечь нас в свой совершенный образ – образ Божий. Евхаристическое таинство сопровождается невидимым светолитием духовного образа, отливающего нас в совершенные формы непорочности и святости. Образ, втесняемый в новые ковчежные сердца – венцы домостроительствующие.

Совлекись прежде одного – ветхого, бессознательно носимого образа, путеводящего в бездну. И восприми образ новый от Агнца – через Ту, которая, взирая на Него, привносит и запечатляет Его в нас. Прими образ подобно подаваемому венцу.

Сокровищница Непорочного Сердца исполнена дивных светоносных первообразов, несущих лик Христа. Пресвятая Дева, Распределительница благодатных даров и милостей, щедрыми пригоршнями рассеивает их среди нас, – сходя, низводит белые свитки. И мы, простирая руки, восклицаем Ей: ‘О, светлая Мать восстановленного образа и Божиего подобия!’

Христос как совершенный образ Божий ищет быть зачат в нас через непорочную святую Мать, а затем взращен, сохранен, чтобы достичь возраста духовного мужа.

Невеста жаждет сочетаться с Женихом в каждом из нас. Жених оставляет Отца и прилепляется к Жене – в каждом из нас. Мария жаждет принять нас в свое лоно, чтобы мы стали одно с Ней, ибо Она, Невеста, – одно с Женихом. А Жених – Христос, Сын Божий – одно с Отцом.

Здесь тайна нашего спасения. Здесь ключ к рождению свыше. Здесь исполнение евангельских заповедей и понимание смысла прихода в мир Спасителя и промысла Божия о нас.

О Подательница образа от Подателя жизни! Само дыхание бытия, жизнь Бога в нас, Мария! Ты – дарохранительница, в которой пребывает Царь наш и Спаситель. Премирная Свеча, охраняющая Христа, нарождающегося в нас, факел божественной любви, безмолвно вопиющий в наших сердцах. Он жаждет, Его любовь к нам безмерна. Он готов прощать еще и еще!..

Стать таким, каким Она хочет нас видеть

Какой образ несет на себе современное поколение?
В современном человеке образ Божий распался, разложился, как ни в одном его предшественнике, и принял вид расплющенной каракатицы, гнусоподобного гомункула. Чем ближе к завершению человеческого времени, тем патологичней и мучительней извращение и растление образа, что доставляет страдание миротворцам, посланным спасти адамов род. Человек наконец достигает ступени, когда его тяготит собственный образ и безобразие его печатей неумолимо влечет его в бездну. Но чем тяжелее чаша, тем непременнее желание отрясти прах и освободиться от нестерпимого ярма.

Современная молодежь жаждет сбросить с себя ‘родового бегемота’ и обрести легкий, светлый лик, подаваемый Марией. Стать таким, каким Она хочет нас видеть, – лучником из воинства Ильи и Эноха, светлым ангелом, благородным рыцарем, чистым, светлым, благоуханным!

Привитие образа

Привитие образа – мучительный и длительный процесс. Сколько бы ни читали книг, ни ходили в храм, ни несли послушание, если не восприняли самый образ святости от Первообраза и Зерцала славы, если не простерли руки принять от Сокровищницы даров небесных, – нет в нас Христа и нет нас во Христе. Скажет Он нам так, как отвечал проклятым фарисеям: ‘Что говорите Мне: Господи, Господи! Я не знаю вас. Меня нет в вас!’ (Мф. 7:21–23).

Сегодня Мария подает новый образ хождения в Боге и свидетельства. Отцы-наставники и матери-наставницы по образу небесных Прародителей наших, Новой Евы и Нового Адама, порождают, пестуют и охраняют Христа, живущего в нас.

Метанойя

Пречистая преображается, ища преображения миру.

Церковь испокон века празднует Преображение Господне. Трое учеников вошли в славу Христову, в облако небесной купины, и испытали блаженство, заставившее их воскликнуть: ‘Останемся здесь навсегда! Разобьем палатки и пребудем в созерцании божественного света’.

Преображение есть то единственное средство, которым мир может быть спасен. Необходимо изменить самый образ видения, свидетельства, представления, пребывания. Следствием этого будет метанойя – изменение образа жизни, образа веры, образа брака, семьи и образа Божия.

Мария насаждает образ Божий в человеке. Сегодня это незаметно, но к каким плодам приведет Ее высокая работа!

Живи во мне, Святая Мать, царствуй, владычествуй! Расцветай во мне, семя Жены! Я жажду принять Христа, как Ты приняла Его в себя. Стать Его лоном, домом, местом Его вечного упокоения.

Торжествует семя Жены – триумф Непорочного Сердца!

Христос – первый от семени Жены, победивший змея на кресте. Мы – следующие после Него, усыновленные Марией вслед за Ним.

Любовь Отца к человечеству выразилась в том, что себя самого в лице Сына Божия сделал сыном человеческим, сыном Марии. Но дальше Сын говорит: ‘И познают, что Ты возлюбил их, как возлюбил Меня’ (Ин. 17:23). Любовь Отца выразилась в том, что в момент беспредельного страдания Сына (в Отце) предал мир в руки небесной Матери нашей – Марии.

Нет большей чести для смертной женщины, чем принять Сына Божия и стать Его матерью. Невозможно представить большую любовь для Бога, чем прийти в мир через лоно совершенной смертной. Но любовь Его такова, что желает приводить к Ней еще и еще – всех, предназначенных ко спасению. И их становится столько, что побеждают семя змея. Торжествует семя Жены – триумф Непорочного Сердца!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Осталось символов: 1000

Нажимая кнопку "Отправить комментарий", я подтверждаю, что ознакомлен и согласен с политикой конфиденциальности этого сайта