Пасхальный мир


Содержание:

Что такое пустыня?

Место, где нет Бога.

Земля – пустыня. Токио, Москва, Мехико-сити – десятимиллионные пустыни человеческих привидений (людей, к которым нельзя дотронуться, их уже коснулся жезл смерти).

А что такое оазис среди пустыни?

Оазис – человек, в котором живет Бог! Новое творение, рожденное от Марии.

Как его определить?

Всматриваешься в сердце, вглядываешься в глаза – и видишь: плещущееся море Божественной любви! Вслушиваешься в голос – и слышишь: Небесного Отца!

Открой глаза!!!

Ты – в Белой Церкви! Здесь нет пустыни. Здесь Бог, живущий в каждом (!).

Смотрите, какое богатство, какое сокровище – сто царских сокровищниц, и к каждому могу подойти и собеседовать с Отцом.

Сто оазисов в пустыне мира – человек, рожденный свыше!

Какое чудо, как мы богаты! Могу подойти к брату, к сестре, к отцу… и в их лице беседовать с Богом.

Прильну к сердцу дорогого брата или сестры, в ком живет Христос, – евхаристического брата и евхаристической сестры – и спрошу:
– Боже, живущий в брате, что Ты хочешь сказать мне?

Бог ответит, по нашей вере, через дорогого брата или через дорогого отца, скажет, как и тогда, когда мы приходим к духовному отцу и, стучась в его сердце, обращаемся к Богу: ‘Боже, скажи мне через отца’. И по нашей вере Бог говорит через отца, или мать, или брата, или сестру…

Так будет в Белой Церкви непрестанно!

То, о чем я говорю, не слова, а жизнь в Боге чистыми сердцами (!). Нищета духа ко всему мирскому; плач умиленными слезами об открывшейся любви, которая всегда прощает; кротость как свидетельство явившего себя в уничижении; алкание правды о его любви.

Потрясенные его несказанной милостью, язык которой внезапно через озарение свыше открывается сверхсознанию, – мы начинаем творить добрые дела, и мир воцаряется в наших сердцах! Мы становимся благовестниками евангельского мира, открываем человечеству имена жениха и невесты брачной трапезы: Царь мира и Царица мира.

Новый райский сад, насаждаемый на Земле, встречает лютую ненависть дьявола.

Об этом говорит Христос в последней заповеди блаженств: о блаженстве гонимых за правду, о блаженстве оклеветанных.

Ибо свет пожелают оклеветать и втоптать в грязь, видеть в нем исчадие тьмы и зла. Но ничто не может омрачить света, тьма не в силах его объять – свет во тьме светит, и тьма расступается!

Радуйтесь и веселитесь!!! И взирайте на небеса!

Небеса – отнюдь не фарисейские, не какие-то абстрактные посулы в грядущем, нет!

Бог открыл нам небо. Последний стих первой главы Евангелия от Иоанна гласит: ‘увидите небо открытым’. Небеса – живое небо сейчас.

Небо счастливо, когда мы просим

о замене сердца!

Сколько чудных тайн святая Мать наша хочет открыть Церкви! Для этого сердца наши должны быть открыты, а если они закрыты – их надо заменить.

Но вправе ли мы просить у Пресвятой Девы замены сердец? Нет ли в этом некоего горделивого дерзновения?

Вправе!

Наши сердца должны быть заменены!

Человечество находится в извращенном, падшем состоянии. И когда мы просим о замене сердца, мы свидетельствуем, что хотим измениться, желаем вернуться к тому первоначальному состоянию, в котором были определены ото дня творения.

День Отчий – день творения. Но после, при грехопадении наши сердца были заменены на суррогатные, искусственные…

Такие сердца свидетельствовали о себе, что желают слушать только голос дьявола, созерцать только его лик, внимать его речи, понимать его язык – страха, гипноза, соблазна, лжи, похоти, любви к себе, саможаления, страстей и помыслов.

Ветхое сердце, с которым мы отождествлены, – не наше, чужое, вражье сердце. Его не должно быть. И чем скорее мы начнем просить, чтобы Пресвятая Дева его изъяла, тем лучше.

Небо счастливо, когда мы просим о замене сердца!

Ветхое сердце не понимает языка любви, когда Бог говорит. Способно только оплевать его, растерзать и распять. Вот почему Христос запретил подавать святыню псам и метать бисер перед свиньями (!).

Когда совершается чудо замены сердца, скажем словами псалмопевца: ‘Готово сердце мое, Отче!’ Такие же слова сказала Пресвятая Дева на одре успения. Они были подобны Христовому ‘…совершилось…’ (и предал дух свой в руки Отца).

‘Готово сердце мое, Христе!’ – Она была готова. Достигла высшей степени любви и уже не могла без Него. Сказала вслед за Ним: ‘Все! Совершилось!’… и сочеталась с Ним навеки.

Такого нового сердца: сочетанного, брачного, золотоковчежного, огражденного, непорочного – сердца брачной трапезы мы и должны просить у Божией Матери!

То, что кажется нам солнцем, сошедшем в нас, осиявшем нас изнутри, – для неба есть лишь воссоздание падшего творения.

Через непорочное сердце, которому должны быть посвящены Россия и мир, человечество входит в порядок воссоздания, или апокатастасиса, то есть, по учению святых отцов, восхождения! Человечество пало – катастасис, падение; апокатастасис – восхождение из падшести.

Прося нового сердца, мы входим в порядок апокатастасиса – возрождения, рождения свыше. Изумительное таинство!

Просите непрестанно новое сердце у нашей прекрасной Госпожи, и Она подаст вам от своего непорочного сердца, а это уже посвящение.

Я служу тебе, Боже, в твоем творении

Когда мы поклоняемся, мы приближаем час посвящения. Посвящая нас в тайны божии, находя на нас своим материнским сердцем и рождая из него, сочетаясь воедино своим материнским сердцем с нами, своими детьми, Пресвятая Дева учит нас служению…

Великая наука! Ее никто не знает.

Мы не видим Бога, пока находимся в общении себе подобных. Небо говорит: не служите друг другу, это искушение. Если я служу тебе, то, соответственно, ты благодаришь и славишь меня, и Бог уже не нужен. Но Он там, где двое и трое собрались не во имя свое, но во имя его, где они желают славить Его (!).

Собрались не для того, чтобы цитировать Евангелие или рассуждать о каких-то тайнах… но во имя его, чтобы служить Ему, служить Ему в ближнем.

Я служу тебе, Боже, в твоем творении, и мой ближний служит не мне, а тебе в моем лице, ибо я есть также твое творение. Это и есть Церковь.

Итак, мы должны полностью посвятить сердце Богу. Прежде всего слышать. Это первая заповедь, о которой Он говорил (Мк. 12:29), и по которой будет судим человек: ‘слушай отверстым сердцем, слушай, чего хочет Бог’.

Он говорит: ‘Я жажду, Я – Отец любви, Я – Живой в настоящем’. Он подает откровение сейчас. Слушай – означает, что Бог Живой подает откровение любви сейчас.

Далее, этот евангельский лик, голос и язык воплощаются в совершенные заповеди любви: ‘Я – Отец любви, посвяти мне свое сердце, чтобы Я мог передать тебе свою любовь и научить тебя жить в чистой и совершенной любви’.

Когда мы следуем первой заповеди, из нее вытекает и вторая: ‘весь мир – мое творение, и ныне, взирая на меня, воззри и на творение мое из сердца нашей прекрасной Госпожи – Марии’.

Она одновременно взирает на Христа распятого и видит Его в нас.

Она учит нас неслыханной тайне, чтобы мы, отдав Ему полностью сердце, любя Его одного всем сердцем без остатка, служили Ему в ближних.

Но как это? Если все сердце посвящено без остатка Богу, что же остается для ближнего? Ничего?

Напротив – все! Ибо даже сам Он служит нам. Христос сказал о себе: ‘кто выше – служащий или тот, кого обслуживают, возлежащий? Я служу вам – омывая ноги’.

Вот радость-то чудная: служить Ему в ближних! Очень трудно, великая наука – служение Богу в лице ближнего. Необходимо видеть Бога в ближнем (!).

Прежде – видеть Бога, посвятив Ему все сердце; а затем – видеть Его в ближнем, различать Его в брошенном одиноком сироте нуждающемся; слышать через него, что хочет от тебя Бог.

Таким судом мы и будем судимы – по этим трем заповедям (Мк. 12:29–31), которые суть одна, ибо в них закон и пророки: ‘Слушай, Израиль; возлюби всем сердцем Бога; и возлюби ближнего, как самого себя’.

И дал мерило, предполагающее жизнь Его в нас = Церковь.

‘Разве Я не приходил и не просил, чтобы вы дали мне испить, и одни дали, а другие отвергли; и разве Я не приходил и не просил, чтобы вы исцелили меня, и одни исцелили, а другие отвергли’.

Он приходит в ближнем, и мы должны совершать Ему служение в ближнем. Очень трудно. Нужно непрестанно помнить, что перед тобою иное творение в прежнем теле. Иное творение, новая жизнь!

По-ветхому – Мария, по-новому – Тереза; перед тобою Тереза-Мария, Мария-Тереза – Пресвятая Дева, живущая в ней.

Такое новое видение Бога в ближнем изумительно помогает запечатлеть его образ в сердце. Когда мы в обители, в агапе, в совершенной любви общаемся в сочетании сердец в одно, мы и насаждаем этот райский сад! Запечатляем образ Спасителя, говоря брату: ‘Дорогой брат, или дорогой Христос, живущий в тебе…’. Или говоря сестре: ‘Дорогая, безмерно дорогая сестра, или дорогой Христос, живущий в тебе…’

Дорогой брат, что значит: безмерно любимая Госпожа, живущая в дорогом брате. Дорогая сестра, что значит: наша блаженная Мать, живущая в сестре.

Когда мы в таком образе ходим и любим и запечатляем духом святым в своем обновленном чистом сердце Христа в ближнем, то и совершается тайна всех тайн: Эммануил, Христос живет среди нас.

Таким пасхальным миром я и хочу благословить Россию!

Пока она – мрачная кладбищенская пустыня с холодными призраками и привидениями. Сколько скорби и горя!

И такова не только Россия – таков весь мир: все эти нью-йорки, токио, монреали… мертвые пустыни. Ибо пустыня есть место, где нет Бога, где не видят Его в ближнем, где не знают, как Его славить и как Ему поклоняться. Что на словах воздают Ему хвалу и честь, ничего еще не значит.

Бог не сказал о себе ‘Я есть книга, которую надо изучать, или что Я есть обряд, который надо совершать’.

Сказал: ‘Я есть жизнь, в которую надо войти, потому Я есть путь, на который надо встать, и путь этот истинный. Истина моя в том, что Я есть Отец любви, который пока еще сокрыт от вас’.

Итак, войдите в истину, взалкайте правду о его любви, войдите в жизнь, возжаждите новой жизни и встаньте на путь – для чего возьмитесь за святую рученьку Небесной Матери-Путеводительницы, Одигитрии Марии.

Наша святая Госпожа хочет стать сокровенной собеседницей каждого из вас. Слушайте ее голос, Она говорит в сердце ближнего. Служите Ей в ближних, и тогда будет мир.

Никогда не служите Богу в себе, это плохо, но, видя Его, живущего в себе, видьте Его и в ближнем. Он не дал заповедь: возлюби Бога, а дальше люби себя, желай святости себе и в себе, но Он дал заповедь церковную, экклесиастическую: ‘возлюби меня всем сердцем и возлюби меня в своем ближнем, но, впрочем, возлюби и в себе’.

Ибо Бог, живущий во мне и в ближнем – один и тот же.

Тайна трех даросозерцаний

Такова тайна Марии, тайна Матери Церкви, тайна скинии и совершенного общения святых. Говоря на языке мистической медитации – тайна трех даросозерцаний: созерцания Христа в святых дарах (созерцания Христа, запечатленного во всем всечеловеческом универсуме), созерцания Христа, сошедшего в нас (духовная пустыня, мир во внутреннем), и созерцания Христа в ближнем.

Последнее даросозерцание – Христа в ближнем – должно стать круглосуточным (!).

Созерцайте Христа в святых дарах – адорация западной церкви, принятая в орденах Монфора: в течение часа каждый из братьев и сестер по очереди совершает перед святыми дарами адорацию дивного и трепетного сочетания, собеседования со Христом в безмолвии.

Совершайте даросозерцание о Христе живущем перед его святыми дарами в час медитации, безмолвной молитвы, а остальное время совершайте даросозерцательную медитацию о Христе, живущем в ближнем.

Служите Богу в ближнем! Это живая, непрестанная евхаристия. С нею будем просыпаться и засыпать, проводить ночь и день, пока не настанет день Божий, и ночи уже не будет.

Благословение любви нашей Небесной Матери. Откройте Ей свои сердца. Наша святая Мать источает свет в ваши нежные сердца. Она желает вам мира, благодати и благословенных даров духа святого. Во имя Отца и Сына и Святого Духа. Аминь.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Осталось символов: 1000

Нажимая кнопку "Отправить комментарий", я подтверждаю, что ознакомлен и согласен с политикой конфиденциальности этого сайта