Страстны́е безумцы любви Христа

Добрый пастырьДобрый пастырь

Священное безумство любви

Долг любви жжет сердце. Виноградарям последнего часа чужд прежний путь их отцов. У них нет сил, довлеют родовые греховные чаши… Но слабые и немощные телесно, они наделены особой способностью – слышать язык любви и повиноваться только ему.

1 Кроткие агнцы пойдут за Ним, до последней капли крови. И если кто-то, укоряя, подобно Петру скажет: ‘А они будут поститься, молиться, стеснять плоть, как мы?’ – наш милосердный Царь ответит: ‘Что тебе до них? Ты иди за Мной. Я хочу, чтобы они пребыли, пока приду. Я люблю их и хочу, чтобы они жили вечно’.

к содержанию ↑

Ин. 21:18–23

2 Венец Евангелия от Иоанна – итог двухтысячелетней истории христианства.

3 Взирая на Петра, Христос предрекает ему распятие стремглав, вниз головой: ‘Истинно говорю тебе: когда ты был молод, то препоясывался сам и ходил, куда хотел; а когда состаришься, то прострешь руки твои, и другой препояшет тебя, и поведут, куда не хочешь’. Сказал же это, давая разуметь, какою смертью Петр, – нет, не умрет! – прославит Бога. И, сказав сие, говорит ему: ‘иди за Мной’.

4 Но Петр тотчас не пошел за Ним. Увидев идущего следом Иоанна, которого Христос любил и держал на груди своей, Петр говорит Иисусу: ‘Господи! А он что?’ Тоже так будет распят? А он, а она, а они?! Не я один?.. Тот, кто тоже любит Тебя, так же будет распят?’

5 Христос говорит ему: ‘Если Я хочу, чтобы он пребыл, пока приду, что тебе до того? Ты иди за Мной’. И пронеслось слово между братьями, что ученик тот не умрет. Но Иисус не сказал, что не умрет, но: ‘если Я хочу, чтобы он пребыл, пока приду, что тебе до того?

к содержанию ↑

Путь Иоанна – универсальный путь учеников Христа

6 Не знаю более потрясающего отрывка из Священного писания о любви! Безумная, бесстрашная – никакого страха не имеющая; последняя – до последнего идущая; страстна́я – пережитая на Голгофе любовь Иоанна. И по-человечески ревностная, стра́стная Петра.

7 …И прострешь руки твои, – говорит Христос, открывая его крест – ложе невесты, – и умрешь от любви и поцелуя смерти на кресте.

8 Какова Его любовь! Тайна вышней любви: взойдя на крест, царский одр, трон агнчий – умереть от поцелуя Отца.

9 Ты ходил, куда хотел, когда был молод. Ты был несовершен в любви и ходил своими путями, еще не зная о Моей любви. Ныне поведут, куда не хочешь (ибо ходил, куда не должно…) – к умножению в любви.

10 Универсальный путь – увидеть Агнца. Иоанн увидел, и был в духе сораспят Ему. Ходил за Ним по пятам, как тень, подобно Марии. Ходил, куда должно было, а не куда хотел. И потому пойдет по-другому. Так хочет Царь любви. Надо идти, куда Он велит: за Ним, с Ним, в Нем – до последнего страстно́го вдоха, до голгофской точки безумия.

11 Путь Иоанна – универсальный путь учеников Христа, путь святых: поведут, куда ты сам захочешь, в свободе жаждая креста – на Голгофу. И слетит прощальный поцелуй любви из уст Страсто́терпца, и с ним – бессмертие.

к содержанию ↑

Испытание любовью

12 Петр думает по-человечески – потому и изменяет (в него входит сатана, и он трижды предает, с тремя криками петуха). По-человечески жалеет, ревнует к ближнему, тайно злорадствуя. Восклицает ‘аллилуйю’ со слезами в Иерусалиме, а в канун Голгофы – ‘кукареку! кукареку! кукареку!..’ Вот его кукарекающая ‘аллилуйя’.

13 Христос спрашивает:
Петр, любишь ли ты Меня безумно, как подобает в ответ на Мою любовь? Любовью ‘агапе’?
– ‘Филиа’, – отвечает Петр, – человеческой любовью. Люблю, как могу.
Петр, а любишь ли Меня безумно?

14 Христа устраивает только безумная любовь – ибо любовь миннэ безумна. Доверяет священникам пасти овец своих. И призывает отдать за них жизнь.
Петр, любишь ли Меня страстно́, до последней капли крови?.. Паси овец Моих.

15 Тайна Петра: любит Христа и готов умереть за Него в человеческом порыве чувств, как и многие христиане, но не готов умереть из любви.

Священное безумство любви

16 Мария и Иоанн, убитые горем, предстоят Христу. Такими запечатлены они в православной иконописи. Только двое достойно дошли до Голгофы. Остальные испугались, не посмели, не поверили, не смогли… – не пошли за Ним до последнего.

17 Только двое страстны́х безумцев любили Христа, как и должно Его любить!..

18 Любовь остальных – слепая, с элементами страха, сомнения, расчета, лицеприятия: ‘филиа’ (человеческая любовь).

19 Великая тайна двух голгофских предстоящих: умерли и воскресли. Оба пребывают (‘…если Я хочу, чтобы он пребыл’) в воздухах храма в вечности.

20 Пресвятая Дева шестнадцать лет томится по Жениху. Умирает от поцелуя Его любви и восходит Царицею на небеса.

Христос пророчествует, что Иоанн пребудет. В этом тайна любви – и тайна Иоанна. Он не умрет. Здесь логика любви, логика Царя вне всякой логики. Не давая никаких объяснений, говорит: Я так хочу. Принявший свет от солнца Голгофы будет жить вечно, ибо это и есть жизнь – жизнь любви. Тот, кто увидел Меня, какой Я есть в настоящем, будет жить вечно.

21 Священное безумство любви универсально, но каждому определен свой путь.

22 Нежный, хрупкий Иоанн был укреплен Пресвятой Девой, усыновившей его у Креста. Пошел за Ней до последнего, до электрического сверхнапряжения голгофской точки, до шока, судорог, до гвоздей в сердце – логика любящего, а не умного.

23 Абсолютно непредсказуемый ход премудрости Божией!

24 Вопрос институционального Петра: ‘Мученичество, физическое страдание… есть ли единственный путь в Царствие?

25 И поныне говорят: были великие мученики, их терзали металлическими когтями; великие молитвенники-столпники, сверхчеловеческие аскеты…

26 Петру – распятие стремглав и поцелуй от уст Бессмертного.

27 Иоанну – пребывать вечно, пока Христос не придет во славе.

28 Умрет ли Иоанн? Даже если и умрет – несущественно. Христос хочет, чтобы Иоанн пребывал вечно. Право на пакибытие – пребывание – имеет лишь любящий Его, подобно Иоанну. Единственно, вечно и непреходяще – любовь к Агнцу, любовь Его, безумная, бесстрашная, страстна́я, неуемная, до последнего. Так Он хочет.

29 Тайна святых: достигшие любви Христа пришли с Пресвятой Девой на Голгофу и пребывают вечно в Белой церкви – вечнующей, таинствующей.

30 Тайна Голгофы – не в гулаговских пытках. Ни один не придет насильственно на Голгофу – к престолу любви Агнца! И святое святых – та же Голгофа – Агнец, распятый за нас.

31 Где византийский Царь, восседающий на тронном кресле? Где Деспот страшного суда? Нет такого бога!

32 Есть Добрый Отец, берущий на себя наши грехи и смотрящий так, что нет сил выдержать Его взор – полный океанического милосердия страстно́й любви.

к содержанию ↑

Крест Иоанна: предстояние Голгофе

33 Иоанн не понес бы креста Петра: быть распятым стремглав. Петр не понес бы Иоаннова креста: предстоять Голгофе. Отец каждому определяет свой удел.

34 Несказанно преимущество универсального пути любви: взятие креста и шествие с Пречистой на Голгофу, блаженное успение и прочее, прикладывающееся к сему, в том числе и мученичество телесное. Мученичество любви – преимущество! Путь Иоанна, предстоящего кресту и пребывающего вечно.

35 Соловки – путь Петра или Иоанна? Митрополит Петр Полянский, местоблюститель патриаршего престола, избрал путь Петра. Получил десятилетний срок и духовное распятие стремглав от красного дракона. Был сгноен в сибирском концлагере за нежелание предать ближних…

36 Сколькие архиереи и священники шли, как и Петр, куда не должно – следовали лишь внешне! Потому и повели на внешнее распятие, куда не хотели идти – на Соловки, как и Петра… И упокоились в объятиях Отчих.

37 Серафим Саровский шел исключительно путем любви. И, умерший на коленях перед иконой ‘Умиление’, пребывает вечно! Путь Иоанна…

38 Расстрел императорской семьи в 1918-м – путь Иоанна. Царская чета шла путем любви, отверженная миром, распятая, не содержащая в себе зла.

39 Сколько стрел приняла в свое сердце императрица! Почитайте ее переписку с императором! Александра ежедневно пишет ему: ‘мой многострадальный Иов, мой одинокий царь’, – голос самой Царицы Небесной.

40 Императорская чета подобна Христу и Марии в Назарете – тридцать вечных лет.

41 Государыня, презрев этикет и светскую жизнь, балы и увеселения, идет в лазарет – из христианского чувства долга, из любви к Агнцу, страждущему в ближних. Пишет Николаю: ‘Мое солнышко, вчера ко мне принесли двадцатилетнего унтер-офицера, раненного в плечо и в ногу. Он, наверное, умрет. Как мне помочь ему? Он должен жить! Такой молодой, совсем еще мальчик…

42Я хочу, чтобы они пребыли, – говорит Христос, – эти два голубка любви’. Что вам до того? Не знаю, кто более пребывает сегодня в небе России, чем император Николай и императрица Александра – вечные царь и царица.

к содержанию ↑

Виноградарям последнего часа чужд прежний путь

43 Не говорите больше о мучениях, крестах, постах, о послушаниях… Все в прошлом. Невозможно столько ударов претерпеть, такой муки сподобиться, такое страдание пережить! Вам открыты их крики?

44 Сто пятьдесят миллионов гулаговских сирот при живых родителях! Сиротам – любовь, и путь любви. ‘Откройте водные источники! Дайте нам пить! Кто нас полюбит?!’ – вопят их сердца.

45 Долг любви жжет сердце. Виноградарям последнего часа чужд прежний путь их отцов. У них нет сил, довлеют родовые греховные чаши… Но слабые и немощные телесно, они наделены особой способностью – слышать язык любви и повиноваться только ему. Кроткие агнцы пойдут за Ним, до последней капли крови. И если кто-то, укоряя, подобно Петру скажет: ‘А они будут поститься, молиться, стеснять плоть, как мы?’ – наш милосердный Царь ответит: ‘Что тебе до них? Ты иди за Мной. Я хочу, чтобы они пребыли, пока приду. Я люблю их и хочу, чтобы они жили вечно’.

46 Христос призовет души прийти в мир и даст им столько любви, что хватит на тысячу поколений! Среди них, счастливейших в мире, не будет ни одного абортированного. Матерям будет поставлен запрет становиться убийцами своих детей.

47 Поколению юродивых и немощных, слепых и босых предназначен царский удел Иоанна, который не был предан земле, а вознесен на небеса, подобно Эноху.

48 Вместе с Иоанном пройдут Голгофу, по слову Агнца с креста примут Марию в дом свой, переживут кары Божии и три дня мрака. Познают любовь и милосердие и сойдут с ума от любви к Христу.

49 Оживет земля, и тварь омоется, и радость несказанная пребудет! Уже не будет ни смерти, ни болезней, ни греха. И любя Его, будут тихонько петь где-то в заброшенном сарае или в уголке храма, сердцем: ‘Я умираю от любви к Тебе, Христе’. Им ничего не нужно, кроме вышней любви. Им крест – блажен, и иго – сладость.

Иоанн Богомил — «Добрый пастырь» — том первый 25.01.97 г.

10

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Осталось символов: 1000

Нажимая кнопку "Отправить комментарий", я подтверждаю, что ознакомлен и согласен с политикой конфиденциальности этого сайта