Старец Григорий — гиперборейский христос

Григорий Распутин


Сохранился единственный аутентичный портрет старца Григория, в 1913 году с натуры написанный художником Николаем Корнилиевичем Бодаревским[1]. Этот портрет долго хранился в Германии и сегодня его можно отыскать в интернете.

На портрете Григорий Ефимович предстаёт как благодатный старец. Лик сияет добротой. Ничего в нём от слащавого афериста с жидкой бородкой и лукавыми чёрными выкаченными глазами. Анна Вырубова утверждает: глаза у старца Григория были как у императрицы Александры Фёдоровны. Ярко-синие его очи всегда лучились солнечным светом, солнечной любовью, свидетельствуя о его большой глубине и великом сердце.

Наёмные фотографы превратили его в колдуна, фантомировали бессмертного старца как презренного “Гришку-хлыста”, пьяницу и извращенца. На растиражированных фотографиях глаза — тёмные, цыганские, наркотические, с мутной поволокой, полные магической муки и заговорённости…

Знал Распутин о своём двойнике, подкупленном актеришке из дешёвого цыганского балагана. Сокрушался: “Да что говорить! Оплаченная афера”. Со слезами смотрел куда-то вдаль, махал рукой и задумчиво скорбел. Понимал, что гонения на него — гонения на саму гиперборейскую царицу Богородицу, обожаемую им Маму (в личном общении царевнам и цесаревичу: “Мамочка наша”).

Особенно отвратительна клевета о будто бы чрезвычайной величине его полового органа. Будто ничем другим и не отличался Григорий — ни выдающимся умом, ни великим сердцем, ни старческой премудростью, а исключительно фаллической силой прельщал экзальтированных дамочек, которые бродили за ним косяком, ища “причаститься”. Находились десятки подкупленных лжесвидетельниц…

В задачу клеветников входило дискредитировать Александру Фёдоровну и Николая: мол, немецкую истеричку победил сексуальный маг, а царь — слабовольный рогоносец.

Гебисты и сегодня вытаскивают напоказ десятилитровую стеклянную банку с “доказательствами” и с пеной у рта, с болезненным садистическим услаждением говорят: “Видите, в чём сила Распутина?

Ничего подобного у Григория не было в помине. Напротив – старческая трезвенность, благодать и солнечная транспаративность.

Григорий, как чистый гиперборей, был целомудреннейшим богородичным старцем. Его особая чистота чудесным образом привлекала императорскую чету и хранила великих княжён и цесаревича.

Его любовь к Пресвятой Богородице была исключительной. Григорий поставил себе целью посетить в мире все места, связанные с Божией Матерью: Константинополь (Айя Софию), Иерусалим, Эфес. Побывал даже на Патмосе и особенно интересовался Иоанном Богословом.
Мы — ветвь Иоаннова. Не Пётр наследовал Матери Божией — Иоанн. Ему Владычица Небесная передала великие тайны и нарекла даже, согласно евангелию, своим сыном”.

В Иоанне мы все сыны Хрестовы. Иоанн Богослов — отец нашей гиперборейской ветви и сибирских скитов. Белые старцы ему особо поклонялись. Иоанново евангелие ставили выше свитков Петра и его последователей.

Останавливался в Смирне, где задержался надолго. Посещал смирнские пещеры. Бывал и на Соловьиной горе под Эфесом, где открывалась ему Божия Матерь и рассказывала об аутентичном гиперборейском Хресте.

Глубоко впечатлило помазанника посещение Соловьиной горы. Вместе с Богородицей рыдал он, видя, как на противоположное исказили истинную веру, распяли нашего Хреста.

Григорий о греках и турках

Греки впали в обольщение, в институциональную гордыню. Вера у них рациональная. Не знают Божией Матери, отрицают Её живое присутствие, водимость и откровение свыше. Потому Пресвятая Дева отдала место своего пребывания туркам.

Если бы греки владели Эфесом, Соловьиная гора превратилась бы в очередной музей святых мощей, доступ в который был бы только для своих, православных. Царица, напротив, захотела видеть место своего успения и вознесения в Брачный чертог храмом мира”.

О турках говорил: “Никакие они не басурмане, а божии люди. К стыду попов, турки почитают Божию Матерь больше чем греки. Греки Её боятся. И чем более они низкопоклонствуют перед Её иконами, тем больше на Неё тайно воюют: мол, нельзя слишком почитать Божию Матерь, чтобы не оказалось в ущерб Хресту. А турки, не будучи христианами, Её любят искренне”.

Пророчествовал: однажды турки обратятся и станут истинными учениками Нашего Хреста.

Ольга Александровна (сестра императора Николая) в своих воспоминаниях, написанных в Канаде, свидетельствовала о чудотворной силе старца.

Тысячи людей верили в его целительную силу, видели в нём великого молитвенника за землю российскую, полагали вторым Хрестом. Вся Россия тогда припадала к нему, прося о врачевании болящих и кровоточивых ран.

Многие обращали внимание на его богатырскую стать. Добрыня Никитич, гиперборейский христос.

В день принимал до двухсот нуждающихся. Кому поможет добрым советом, кому — деньгами… Налагая руки, исцелял людей таинственной молитвой о Хресте — царе в державе свободы, доброты, любви и братства. Многих исцелял заочно, говоря: “Призывайте имя моё. Приду и помогу”.

Исцеляя, брал на себя. К вечеру падал в изнеможении. Ходил в непрестанном страстно́м.

Старец был, по сути, христом, простёртым над нашим Отечеством.

Люди видели в нём бонома — человека доброго, сила которого черпается от доброты и любви, а не от зла или магических наработок. Разбойники на лесной дороге, точно в хрестоматийных житиях, нападали на него и внезапно получали откровение о его добрейшем сердце. Перед ними стоял божий человек.

Ты что, сошедший с неба? — спросил однажды грабитель. — Свет от тебя сияет как от богоносца.

Да он христос! Оставим его! — сказали другие разбойники, и в страхе ретировались.

Отступали и дикие звери, видя в нём доброго человека. Подобно Серафиму Саровскому, старец Григорий во время странничеств кормил хлебушком медведей, и волки заглядывались на него с нескрываемым восхищением.

Пророчества Григория об американской атомной бомбе на Японию

Николай и Александра безконечно доверяли старцу, десятки раз убедившись в его даре предвидения.

О старческих печатях Григория Ефимовича можно судить по мемуарам Анны Вырубовой. С духовной дочерью говорил в трезвенном духе Иоанновой церкви: “Выйди из родового образа. Ты ведь родовая дура. Перестань быть мямлей. Должно тебе родиться свыше и укреплять императрицу”.

Провидел современные города. Говорил: мегаполисному человеку (питерскому, московскому) необходимо остаться наедине с природой, “удалиться городского дыма и тумана, пока город не станет как точка”.

Григорию было открыто, что в середине века американцы бросят атомную бомбу на Японию. Предсказывал он и блокаду Санкт-Петербурга в годы Второй мировой, оплакивал миллионы невинных жертв.

Как гиперборею открыты были ему и тайны моря.

Море берегите. Море хранит память о миллионах светлых душ. Оно — тайна великая, даёт живую и естественную молитву”.

Морская акватория — природная молитва. Без матери морской (море для него мать) жизнь на земле невозможна”.

Многие морские тайны, открытые вашему покорному слуге, богооткровенно были даны свыше старцу Григорию Ефимовичу.

Николай и Александра, пройдя кризис византийской веры с её литургическим культом и получив через старца Григория откровение об истинном Божестве, гиперборейском добром Отце, приняли его и даже стали апостолами второго обращения.

По обращении в православие императрица была сильно впечатлена красотой византийских ритуальных хоралов. Но спустя какой-то год полностью разочаровалась.

Александра Фёдоровна, имевшая блистательное светское образование, прекрасно говорившая на нескольких языках, получившая в Гейдельбергском университете диплом бакалавра философии, не нашла в византийской религии ни истинной веры, ни духовности. Напротив — мракобесие, варварство, памятозлобие, презрение к простому человеку, тенденциозное переписывание истории.

Со временем православие стало казаться ей вязким болотом. Духом чуя, что история России где-то вне византийских трясин, Александра искала общества старцев, и после многих лет поисков обрела Григория — архетипического русского калику перехожего.

Старцем второго обращения был и другой великий столп веры — Серафим Саровский, которого прославила императорская чета.

Оба белых старца учили об одном: стяжать Святого Духа, ходить под небом доброго Отца, стать олицетворённым Хрестом (что помазаннику необходимо вдвойне, поскольку весь народ смотрит на него и ищет следовать).

Когда Григорий рассказывал Александре Фёдоровне о своих посещениях Эфеса, Соловьиной горы, пещер первых христиан, проповедовал о Хресте как помазаннике державы мира — глаз от него не могла отвести. Говорила Николаю: “Вот то, что нужно для спасения Отечества!

Старец собирал вокруг Николая и Александры новую богородичную элиту. С виду полуграмотный, в духе обладал премудростью небожителей. Сколько раз Николай и Александра благодарили Григория, убеждаясь в правильности его выводов и оценок! “Ты воистину спаситель наш, спаситель России”, — не уставая повторяла Александра.

Григорий тотчас видел, кто приходил с лукавым духом, и отсылал назад искавших продвижения в карьере. Добрых благословлял на добрые дела, а злым запрещал злые. Обличал генералов, чиновников, не признавал никаких авторитетов, чем помогал императору и императрице в управлении страной, в очищении её архетипа.

Ходил в огромной миннической силе. Особо наставлял Николая преодолевать стереотипы, в том числе романовские.

Будущим императорам с детства “сажали” иосифлянские штампы о православных царях, об их религиозной ревности, “подвигах” во имя веры… Григорий говорил о другой России — мученической. Учил не о царях, а о народе страдающем, о Хресте, растворённом в бедствующих христианах, о Божестве, пребывающем в соборной народной душе. Обличал Алексея Михайловича т. наз. “Тишайшего”. Было ему открыто, что не тишайшим, а злобнейшим был этот царь.

Императрица, будучи беременной, как-то спросила мужа, как назвать наследника. Государь сказал почти не задумываясь: “Алексеем, в честь боголюбивого и мирного Алексея Тишайшего”.

Александра Фёдоровна побледнела от ужаса, провидя, какой удел ожидает её сына. Сказала только: “Но ведь у Петра Первого уже был сын Алексей, и его убили. Что же будет с нашим сыном?” Николай стал утешать супругу: “Не думай об этом. Ты пока носи. Твоя задача родить его здоровым…

Сильно скорбел Григорий, когда наследнику нарекли имя Алексей: “Папа и Мама, одна из причин страданий вашего преемника — дурное имя!

Предлагал августейшей чете переименовать сына, например, Борисом — в честь светлоокого Бориса Годунова, гонимого и оклеветанного иосифлянами.

Александра и Николай глубоко сокрушались, но государь не решился на эту перемену. Что скажет Россия? Небывалый случай, чтобы наследнику престола меняли имя!..

Напрасно. С именем Борис цесаревич исцелился бы и прославился в русской истории.

Николаевский двор: августейшие спириты

На рубеже XIX-XX века Европа буквально заболела спиритуализмом, который стал своего рода суррогатом безсмертия. Вошло в моду вертеть столы и вызывать духи усопших, подолгу беседовать с ними, выведывать “тайны”. За спиритической беседой можно встретить умерших ближних или кого-то из великих. Вызывали Кутузова, Наполеона, Александра Македонского. Ссылались на иудейских царей, которые также якобы прибегали к вызову духов…

Кто же приходил на спиритических сеансах под видом царя Давида или, допустим, пророков Моисея и Илии? — бесы.

Спиритуалистический мир XIX-XX века — мощнейшая инспирация инопланетян, проявленность не Прави, а Нави.

Сегодня трудно представить, насколько активны были контакты с бесами в Средние века и ещё совсем недавно[2]. Бесы приходили и давали откровения. Многие следовали им, а иные сходили с ума…

Так через спиритуализм началась европейская и мировая экспансия космоса.

Первыми благословителями столоверчения были, к их вящему стыду, римо-византийские фарисеи. Известны факты, когда епископы тайно присутствовали на спиритических сеансах, вызывали “константинопольских патриархов” и самого иерусалимского христа.

Многие православные епископы пытались протащить в синод идею о возрождении веры через утверждение того, что христос и святые живы – но не в сердцах человеческих, а на спиритических сеансах (!).

У элогимлян принято гнать истинных помазанников, получающих откровения от Бога, и принимать за божественное оккультную чертовщину.

Рим восставал на откровения Божией Матери, инквизировал их, подвергал травле боговидцев — и напрямую благословлял самые низшие и тёмные формы духовной содомии[3]. Живого Хреста фарисеи изгнали и убили. Миллионы архетипических христов и богородиц Иоанновой ветви затравили до смерти, подвергли пыткам и кострам. А чтобы привлечь народ и двор, потрафить светскому обществу, приветствовали кручение ломберных столиков и призывание духов из царства мёртвых.

Не видели в этом ни малейшего зла. Напротив, благословляли и даже по-своему оправдывали, видя возрождение веры не в ритуальных культах и даже не в догматических ухищрениях, а в оккультных пассах.

Духи, вызванные через магию ломберных столиков, учили власть имущих, как наживаться на аферах и особенно на войнах. Массовые контакты с гуманоидами на спиритических сеансах привели к кровавым бойням ХХ века: война с Японией, Первая мировая, революция, гражданская война, Вторая мировая…

Бесы говорили банкирам: “Хотите заработать? Устройте войны, и сказочно обогатитесь. Чем больше крови, тем больше золота в ваших сейфах”. И в обмен на власть, тайны, новое оружие, деньги и т.п. требовали миллионы жертв.

В Европе и России сложились “партии войны”. Спиритуалистические “Моисеи” и “Илии” учили: война спасительна для Отечества. Война способствует освобождению от “человеческого мусора”. После войн в мир приходят новые души и государство обновляется.

Вследствие непрестанных спиритических сеансов число приверженцев “партии войны” увеличивалось. О войне буквально кричали на каждом углу.

Григорий резко обличал этих нечистых духов, ведущих Россию к гибели. Называл спиритизм “делом антихристовым”, подрывающим российское Отечество. Трезвенным старческим оком различал тех, кто руководствовался откровениями спиритического “христа”, и советовал Николаю держать их подальше от руководящих постов.

Те, в свою очередь, приговорили Григория к смерти.

Словно сговорившись, спиритические духи в один голос призывали уничтожить старца как искусителя России, как первого врага мировых войн, которые, согласно их откровениям, должны были бы обогатить империю и привести её к всемирной славе.

Особенно ненавидел Григория Феликс Юсупов, наследник великих князей-миллионеров (богаче самих Романовых). Григорий говорил о Юсупове в стиле м. Евфросинии: “Много зла стяжал”. Феликс был не только махровым гомосексуалистом, но и известным оккультистом. За ломберным столом он неоднократно задавал вопросы своим “высоким предкам” о старце Григории, и те называли его своим лютым врагом.

Миротворчество Григория

Григорий Ефимович буквально в одиночку противостоял тем, кто настойчиво доказывали царю неизбежность большой войны и приводили тысячи рациональных доводов в её пользу.

Однажды Григорий, нарушив все регламенты, на совещании царя с министрами и генералами неожиданно встал и крепко ударил кулаком по столу. Кто-то ошалело подпрыгнул, кто-то схватился за голову… Старец спросил у императора: ‘А у тебя, папа, где екнуло, — в голове или в сердце?

В сердце.

Вот видишь. Сердце больше ума. Что бы тебе ни говорили, как бы ни ломали — всегда поступай по сердцу. В нём обитает наш божественный Отец.

Богоматерь напрямую говорила старцу: “Война не благословенна. Война принесёт горе миллионам и приведёт к гибели России”.

Фарисеи учили противоположному. Они желали мировой войны. Россия должна стать новой Римской империей, завоевать Константинополь и Иерусалим. Третий Рим ещё не осуществился. Необходима вселенская экспансия во исполнение иосифлянского пророчества.

Миротворец Григорий оказался их первым врагом. Мужик из деревни “посмел” выступать против глобальных имперских планов по завоеванию мира!

Против Распутина ополчились епископы и митрополиты, которые вслед за римской агентурой приговорили его как “хлыста, сектанта и еретика”.

Григорий учит о другом — добром Божестве

В противовес спиритическому романовскому двору, Григорий напрямую учил о другом Божестве.

Говорил Александре:
Мамочка, смерти нет. Есть только жизнь, жизнь вечная. Отцы наши гипербореи учили: мира мёртвых не существует. Существуют сферы Прави и их проявленность в Яви. Правь – небесный мир, куда уходят герои, победители, увенчанные христы и богородицы. В дальнейшем, обогатившись силою небесной, они сходят в мир как вестники Миннэ.

Не случайно Григорий Ефимович смотрел на государя как на христа, как на нового Романова (взамен получив от него фамилию Новый).

Император Николай II был предан, как и Хрестос. Предали его начальники полиции и губернаторы. Предавали один за другим чиновники, министры, полководцы.

Великий старец видел его голгофу и требовал, чтобы царь смело удалял от себя предателей. Замены и перестановки ненадолго помогали, но число врагов увеличивалось точно снежный ком.

Весь царский двор, насквозь оккультный, восстал на императора за его миротворчество и другой дух, преподносимый старцем гиперборейской метки.

Тем временем по столичным трактирам ломал комедию нанятый двойник: жидкая бородёнка, чёрные бегающие глазки с поволокой, волосы вымазаны лампадным маслом. Лже-Распутин напивался до чертиков, пускался в пляс, лапал женщин и откровенничал о своей связи с “лупоглазой немецкой дурой-истеричкой” и её дочерьми. Наутро с санкции тайной полиции газеты печатали информацию о кутежах “придворного старца[4]

Причина войны Рима на боговидцев — акцентированный спиритуализм, поклонение мертвечине, война на живых христов и призывание инопланетных учителей.

Римо-константинопольское псевдохристианство к своему позору закончило… миром мёртвых. Духов мёртвых (апостолов, жён-мироносиц, даже Иуды Искариота и Понтия Пилата) вызывали для подтверждения того, что Хрестос реально существовал две тысячи лет назад… И ликовали, “находя” это подтверждение.

Но (о роковое отсутствие трезвения и Духа Святого!) к ним приходили бесы, укрепляя на противоположное.

Спецслужбы многих европейских и мировых держав поныне прибегают к помощи бесовских советников. Адепты Элогима получили откровения о том, что в России произойдет взрыв новой солнечной духовности. Просияет “свет с Востока”, сойдут в мир серафические гиперборейские души для рождения богоцивилизации. Тогда возник комитет “С-300” — международный заговор бесов и спецслужб, направленный прежде всего против нашего Отечества.

Бесы, питающиеся безсмертными составами презираемых ими адамитов, приговорили Россию лечь в кровавое болото. Но после победы Второй Соловецкой Голгофы спиритуальные призраки стали рассеиваться, а спиритуализм — уходить.

Время византийских оккультистов, гонителей святых, истекло.

За двумя гиперборейскими столпами — Серафимом Умиленным и старцем Григорием — стоит сегодня многомиллионная элита русской истории: белые офицеры, благородные жёны-мироносицы, декабристы и декабристки, народ Божий христоверы… Миллионы агнцев второй искупительной Голгофы, важнейшей для судеб России, возвещают её грядущую богоцивилизацию — наследницу Атлантиды, Гипербореи и славянского теогамического двора.


[1] - Николай Корнилиевич Бодаревский - Русский живописец, портретист, действительный член Императорской Академии художеств, член Товарищества передвижных художественных выставок. (1850-1921)
[2] - В конце XIX века в одной только Америке насчитывалось больше 8 млн. практикующих спиритуалистов. Миллионы их были и в Европе. В Англии поныне существует ассоциация спиритуалистических англиканских церквей, объединяющая более пятисот христианских приходов. — Прим. автора.
[3] - Определение оккультизма, данное великим русским философом и богословом В.С.Соловьевым. – Прим. ред.
[4] - Однажды на стол Николаю лёг очередной донос полиции на ‘кутежи’ старца, а в указанное время Григорий был на личной аудиенции у государя. После этого император перестал читать лживые донесения. – Прим. ред.

2 комментария - Старец Григорий — гиперборейский христос

  1. Наталья :

    Добрый день!
    Только не надо концентрироваться и бояться этих злых духов, они ничто. Надо прославлять Богородицу, а Она обязательно укрепит.
    наталья

        
  2. Да Григорий Новый, он старец, на нем читается образ отца доброго, да и таким и есть наш добробоженька, добромамочка. Я нехочу знать, думать даже боюсь о зле ,я подсознательно это всегда знал и чувствовал, и о.иоан, о.михаил, о.макарий, собор отцов богородичный Тому подтверждение. Девство Богородицы когда памзуются, происходит чудо чудное, нет месту похоти и мне думается что это и есть что называется жизнь вечная с Папой и мамой, братиками и сестрёнками, МИР ВАМ ОТ ЦАРИЦЫ МИРА.

        

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Осталось символов: 1000

Нажимая кнопку "Отправить комментарий", я подтверждаю, что ознакомлен и согласен с политикой конфиденциальности этого сайта