Когда соавтором Премудрость

Блаженный Иоанн как текст

Письмо-рецензия

Когда Солнце переместится в знак Водолея, тогда наступит истинная заря христианства, язычество обретёт органичную связь с христианством. И эта культура пробудит нового Иоанна… и он будет провозвестником новой эпохи.
Рудольф Штайнер.
‘Рихард Вагнер и новые поиски Грааля

Определение ‘Стиль – это человек’ прижилось и стало весьма распространенным. Кажется, за всю историю литературы никому не удалось дать лучшего, хотя попыток было множество, и они предпринимаются поныне.

Перейти к записи

Бездна слезы

Серафим СоловецкийСерафим Соловецкий

Письмо-поэма — Отзыв на книгу ‘Серафим, патриарх Соловецкий’

Соловки. Ледяное дыхание Вседержителя. Щекою льну к Серафимовой слезе. Слеза расскажет больше, чем слова.

Слеза это всегда письмо к Богу, жалоба к Божией Матери, но без гнева и озлобления, только полная боли и онемения.

Перейти к записи

В тишине посаженное слово

Несколько лет назад мне посчастливилось приобрести необычную скульптуру Льва Толстого, настоящий шедевр, высеченный из дубового корневища Владимиром Прохоровым. Работа уникальна тем, что резец мастера здесь поработал минимально – лишь подчеркнул и углубил то, что высвободила из вековых наслоений сама природа: могучий лоб, глубоко посаженные глаза, тяжёлые надбровницы, крепкий нос и патриаршую бороду. Есть в этой скульптуре какая-то тайна, и я люблю её рассматривать, набожно касаясь при этом глубоких морщин сократовского чела, угловатого лица, тяжёлых прядей бороды…

Перейти к записи

Улыбка Евфросинии

Святая Евфросиния почаевскаяСвятая Евфросиния почаевская

Дорогой отец!
Есть у Вас такая глубокая мысль: ‘Без веры жизнь становится бездной, лишённой всякого смысла’.

Как можно жить без Бога? И зачем человеку такое бесцельное и нудное существование?

Меня тем и привлекли Ваши книги, что они сближают с Христом и Богородицей, с Высшей Премудростью.

Перейти к записи

В созерцании невидимого Света

Гений любви, больший самого себя

Петро Сорока о книгах Блаженного Иоанна

Отец Иоанн – абсолютный гений.
Вот истина, которая открывается в духе тому, кто подходит к его слову с открытым сердцем и умом, жаждущим знаний, со сковородинской константой: ‘А мне одна только в свете дума – как бы мне умереть не без ума’.

Перейти к записи

Евфросиния Почаевская: святость, преображающая мир

Евфросиния ПочаевскаяЕвфросиния Почаевская

Отзыв на книгу ‘Святая Евфросиния Мироточивая’

Невозможно понять творчество блаженного Иоанна и его мессианистическую жертвенную деятельность без осмысления жизни святой Евфросинии. Впрочем, слово ‘жизнь’ в отношении этой великой подвижницы кажется неполным, усеченным и даже несоответствующим. Напрашивается более весомое, ёмкое, с библейским оттенком и нагрузкой слово – ‘житие’.

Перейти к записи

И Христос, и алтарь, и Соловки, и свеча

Блаженный Иоанн – выдающаяся личность, предстающая перед нами в различных ипостасях, как то: отец – пастырь – избранник Божий – писатель – проповедник – молитвенник – пророк – исповедник – собеседник – издатель…

Перейти к записи

Болящий нерв мира

…или Заметки на пути к Небесному Граалю

Петро Сорока о поэзии Блаженного Иоанна

Поднимаюсь до восхода солнца, омываюсь в лесном источнике, надеваю белую рубашку, как пасхальные ризы, и, исполненный святым духом, возвращаюсь в свою лесную скинию-сторожку за самодельный стол, чтобы написать о восприятии города-сада Блаженного Иоанна – мира, созданного воображением художника, сродни свифтовской Лилипутии, томас-моровской Утопии или фолкнеровской Йокнапатофе.

Перейти к записи

Галактика слова или язык Блаженного Иоанна

Опыт лингвистического анализа

Язык полигимний Блаженного Иоанна в его семантических и формальных проявлениях заслуживает, бесспорно, глубокого и всестороннего научного исследования, поскольку поражает полифоническим богатством, словарным разнообразием, красотой и силой фонетико-грамматических видоизменений и показывает величие мысли и сложность творческой лаборатории Мастера.

Перейти к записи

Петро Сорока — очерк о дневниках Блаженного Иоанна

Дневники — загадочный жанр

Блаженный Иоанн – это более полутысячи книг и брошюр, среди которых, как вершины сияющих гор, выделяются такие фундаментальные издания как ‘Огонь покаянный’ (8 томов), ‘Соловки – Вторая Голгофа’, ‘Династия деспозинов на русском престоле’, ‘Фортепиано как Орфеон’, ‘Крещендо добра’, ‘Грааль. Посвящение в белое рыцарство’, ‘Богомильство. Духовность светлого универсума’, более двух десятков томов полигимний (святодуховской поэзии), серия житий святых подвижников: матушки Евфросинии, Иннокентия Балтского, старца М.Ершова, м.Марии Соколовской-Белецкой, Иоанна Бондарчука, патриарха УАПЦ, ‘Евфросиньюшкина псалтырь’… Но даже среди этих знаковых и, поистине, непреходящего значения изданий дневники о.Иоанна выделяются по-особенному. Нигде так глубинно, полноценно и жертвенно не проявилась душа писателя-мистика, как здесь.

Перейти к записи