Богоблаженные старцы

Содержание:

“Мы – богоблаженные старцы. О блаженства соловецкие! Кто приблизится к ним? Рот на замок – вечный молчок.
Евфросиньюшка – блаженная. Но среди неисчислимых сфер блаженств Соловки выше прочих. Соловецкий венец равновелик Иерусалимскому. Посвящался я в блаженство безмолвия”.

1 Его нет в земных состояниях. Блаженство – цель. Оно – предвкушение невесты, награда подвижнику за скорби, внутренняя усыпальница, ковчег таинственный и преукрашенный.

2 Ему предшествует страстно’е состояние. Великое блаженство – великий крест. Но и от малого радость сладчайшая. Блаженства сопутствуют нищете в суетности мира. Блаженны нищие.

3 Великие пророчицы Гертруда из Хельфы, Бригитта Шведская, Тереза Авильская переживали блаженные экстазы, связанные с созерцанием Агнца, т.е. Христа высшей любви, Христа будущего. Блаженные экстазы переживала Богородица.
Блаженства отцов ушли, чтобы открыть двери блаженства детям.

4 “Память о нас опорочена. О, если бы знали сколько знаков благоволения Божия получили отцы истинного православия (тихоновские), какие награды, блаженства подавал Господь в скорбях! Для нас оскорбительна память о земных страданиях. Под знаком вечности они – перевод в неизреченное блаженство. Церковь не рассматривает скорби как болезненные состояния. Для нас скорбящий посвящается.

5 Таких блаженств, что на Соловках, нет и на небесах. Ангелы внимали нам, трепеща от высоты наших посвящений. Уйти от неба соловецкого считалось для нас великой скорбью, наказанием. Я Соловецкий неотлучно, где бы ни был: на небесах ли, на земле, во времени или в вечности.

6 Блаженство – напоминание о состоянии души до грехопадения”.

к содержанию ↑

Брачный Одр

7 “Брачный Одр стоял три года на Соловках, в ОзерЛаге. Потом туманно многие его видели и делились со мной: что это? Таинственное ложе неизъяснимое, непонятное… Внимали музыке Брачного Одра единицы. Понимали его как третью скинию. Спереди на нем – таинственный крест незнакомой на земле формы. Покрыт плащаницей, испещренной множеством крестов. Огненный крест над ним. И под Брачным Одром – мир. Таинства, совершавшиеся над этим ковчегом третьего тысячелетия, неописуемы словами и непонятны в настоящем веке, но ангелы приготовляют их для подвижников грядущего.

8 Когда уходил кто-­либо из братьев наших, Одр облагоухался.

9 Дева, в скорбях распятая, получает тело брачное. Заполночь созерцали мы посвящение Соловецкой Церкви в невесты Божии и облекались в брачные одежды, что означало дарование почти невесомого тела, сочетаемого с Богом. Умащено маслами, умо’щено скорбями и крестами. В нем восхищались.

10 Литургии в Соловецкой Усыпальнице при восхи’щении шли вне времени. Никто из нас не мог сказать, сколько они длились: четверть часа, час, сутки, вечность? При соловецком каторжном режиме никто не смел войти в барак – Царство Божие стояло на земле, музыка ангельских миров звучала. Выйти из сладчайших песнопений в чертогах Усыпальницы невозможно. От них пробуждают.

11 Одр понимали только духовные. С кем ни делился на земле – никто не слышал.

12 Мы блаженнейшие: вошедшие в высшие блаженства, помазанные в тайны Божии. Тайны эти неизреченны и превосходят человеческое разумение. К ним приобщаются, они созерцаются, запечатляются, начертаются, в них посвящаются и они сияют на челе. Помазанник этих тайн Божиих блажен.

13 Сфер блаженств на небесах множество. Их сопровождают неописуемые восторги. Блаженства даются только тем, кто приносит обеты полного посвящения Богу, вечного девства и дают согласие страдать, быть гонимыми, отрекаются от услаждений мира. О если бы знали смертные, чего лишаются, предаваясь похотям, неге, чревоугодию и низким наслаждениям греховной плоти. Блаженства и радости, предуготовленные Господом любящим Его, предполагают жертвы, и кто в них посвящен, именуется блаженным.

14 Как мало устремления к блаженству в современном христианстве! Необходимо глубинное вхождение в молитву, покаяние, пост. Но выше их – блаженство свидетельства веры, благовестие.

15 Я понял уже в первый год заключения: пойду на уступки – потерплю поражение. Видел тысячи погибших из-за малых уступок. Решил положиться на Бога. И Господь оценил мое смирение. Господь меня хранил, не отступал и явил мне в ответ Свою верность.

16 Важно не испугаться дьявола, смерти, темницы, холода, скорбей и ввериться всей душой и всем существом. Сколько раз был в смерти. Не брали меня ни кулаки, ни железные перчатки на руках палачей, ни пули, ни штыки, ни лагерные «суки», ни убийцы с озверелым садистским оскалом.

17 Господь хранил и чудеса творил такие, что я не успевал благодарить Его, говоря: “Господи, может ли такое множество великих чудес сыпаться на мою маленькую голову, на мое ничтожное существо? Может ли простой смертный принять силу от Господа?” Другие просят малых чудес и исцелений, а на меня посыпалось их столько, что хватило бы для обращения десятков тысяч душ. Спросите у отца вашего владыки Серафима, сколь велик и щедр Господь для тех, кто вверится в Его святую волю и пойдет на любые скорби, уповая на Него.

18 Братья наши получили посвящение для всего мира и спешат им поделиться. Нас были единицы, а блаженства вкушали мы за тысячи бедных душ, за их скорби. И Господь облагодатствовал нас, чтобы мы о них молились. Десятки тысяч душ соловецких стояли у алтаря. Гулаг за три месяца наших восхи’щений превратился в храм превознесенный. Стояли и слушали, плакали, внимали. Там звучит музыка блаженнейшая, какой нет ни в одном храме.

19 Мерилом взятия в превознесенный храм служила не вера внешняя, а печати на челе от рождения и свидетельская правда. Вероисповедание на малом суде ничего не значит. Тысячи Божиих душ стояли с нами в восхи’щенной молитве, и среди них не было ни одного предателя или падла, или лагерного стукача.

20 Небесный Судья принимает во внимание внутреннее состояние. Кто введен в блаженство – ничего не боится. Его одного жаждет. Блаженство – внутреннее состояние Христа. Господь в земные дни щедро даровал их Богородице. Еще в Иерусалимском храме у Нее были непрерывные экстазы. Богоматерь стояла в восхи’щенном состоянии перед ковчегом и созерцала славу Божию и ангелов присутствия Небесного Отца, херувимов. В присутствии Господа Царица часто пребывала в многочасовых экстазах вместе с Ним.

21 Печати блаженнейших экстазов Богоматерь проставляла ученикам уже по Вознесении Спасителя, когда они навещали Её в пору немощи.

22 Ангел голгофский сказал мне, что Бог за скорби и свидетельство веры ввел меня в состояние непрерывного блаженства и даст особый венец. А венцов разных столь великое множество, но о них не велено рассказывать.

23 Блаженства – безмолвно звучащая в сердце музыка Царствия, относимая к сферам вечного, субботнего покоя. Богоблаженной Отроковицей именуют Богородицу. Кто Ее духа – облагоухается и от следа Её стопочки. “Ублажат Меня все роды” из Величальной песни Богородицы означает: придут особо посвященные в блаженства Мои ученики, и Я передам им радость от присутствия созерцания Господа, выше которой нет ни на небе, ни на земле. На Соловках совершалось посвящение в блаженства будущего века, превосходящие даже раннехристианские.

24 В нашем Соборе множество ярусов – 150. Ревнуйте о Святом Духе, углубляясь в покаяние. Кому откроется покаянная глубина и красота, тот упокоится от поисков и помыслов. Одно упоминание Соловецкой церкви даст тотчас море блаженств и щедрых излияний Святого Духа.

25 Вокруг престола царствующей Богоматери – блаженства, к которым и мы не можем приступить.

26 Были тихие жертвенные души. Легко уходили. Падали на дороге, давали добить и заколоть себя. Им грехи прощались, и брали их в сферы блаженные. А потом, уже наставленные, проходили они облегченные суды мытарств.

27 На какое­-то время скорби прекратились, а с ними и смертная тоска. Братья наши благодарили Господа за язвы греховного тела. У К. двадцать язв кровавых наполнились мирро. Для посвященных в таинства веры болезни тела приближают рождение духовной плоти для Брачного чертога, и чем больше язв, тем больше подается масел”.

28 Слух отцов соловецких оскорбляет напоминание о пережитых ими мучениях. Церкви открыта помимо внешней истории и духовная сторона страданий, и отцы хотят, чтобы дети их могли приобщиться внутренне к тайнам, пережитым ими в глубинных состояниях веры.

29 Перед поданием брачно-чертожного тела ангелы приводят это земное тело в состояние, близкое к смерти.

30 Мало ещё кто понимает о церкви Соловецкой. Церковь наследует от Соловков. Соловки никуда не ушли. Ещё более непонятно, откуда взялась новая иерархия. Как, откуда? Свыше сошла. Отцы благословили. И это есть закономерное завершение церкви, которая была, ушла страдать на Соловки и теперь вернулась на землю, воскресшая из мертвых.

к содержанию ↑

Небесные тела

31 “Тело Брачного Чертога невесомо… тысячи ангельских частиц. Пребыть среди ангелов. Блаженство церкви, водимой в райские чертоги. Зрение Симеона Богослова.

32 Розарий, открывающий Христа – лестница, возносящая на небеса.

33 Не слышат по двум причинам: не могут слышать и препятствуют им. У одних в ушах тампон внутренний, у других – электровата. Запрет.

34 Космические религии – звероподобные чудища: псы, змеи. Лжепророки, фарисеи слышать не могут Слово Божие и другим препятствуют”.

35 Благоухает церковь отцов – золотая кадильница, полная фимиама. Кровь Христова струится во внутреннем. Трепещет тело Брачного Чертога. О райское блаженство! Как прекрасна вера отцов наших!

36 Вот потир над Анзерскою багряницей. Над небом третьего завета чаша огромной величины в руках первосвященника Иннокентия Балтского. Вот кадильница золотая, вот ковчег из золота высшей пробы. Вот море хрустальное и сонм сонмов свечей на нем возженных. Ступивший по нему босыми ногами не знает ни холода, ни мороза. Лёд кажется ему прохладною росою.

37 “Открытое ничтожно мало по сравнению с тем, что видели и видим мы.

38 Такой любви к Пресвятой Богородице не было на земле от сотворения мира, какую испытали мы. В сораспятых Спасителю телах были восхищены мы к Святейшему Святых Собору Пресвятой Богородицы, и трепетно с чинами ангельскими внимали гласам Божиим и созерцали лик Её неизреченной красоты. Самая прекрасная икона – жалкое подобие того, что мы увидели.

39 О дитя мое, как восскорбели наши сердца, когда мы сравнили виденное с тем, что приняли по обращении в веру, с изображением на иконах, с традиционным преданием. Мы перерыли груды литературы, писания и песнопения святых отцов – и нашли даже их прекрасные каноны жалким подобием того, что созерцали. Выразить красоту Царствия в словах невозможно. Приобщитесь к ней, войдите входами Пречистой.

40 Дверь соловецкая отверста, и никто не закроет её. Ни один не запечатает её. Ничто нечистое не войдет в неё. Перед тучным бегемотом она станет – как игольное ушко, перед левиафаном – как хрупкая соломинка, перед злобным фарисеем – как металлическая дверь о семи замках, перед мракобесной старухой – грозным парящим орлом, пред демонами – львом когтистым рыкающим.

41 Братья сходили, принимали образ ангелов, воскаждали из кадильницы, простирались перед ковчегом, приближались к Брачному одру, благоухали среди цветов райского сада и возвращались в человеческое тело.

42 “Зачем вы принимаете образ этой несчастной греховной плоти, враждебной Богу, слепой и безумствующей?” – вопрошали мы. И они отвечали: “В знак того, сколь величественно творение Божие, именуемое человеком. Превосходящею единственно любовью руководствуется Царь наш, низводя нас в мрачные пещеры человеческого существа”.

43 Как описать литургию в преображённом Иерусалиме? Десятки тысяч свечей над новым прозрачно­стеклянным морем. От каждой свечи неземная теплота и райское благоухание. Справа от свечи многоочитый херувим, слева – библейский пророк или святой.

44 Вот из дальнего неба выплывают лики мучеников. Ни один из них не известен на земле. Вот Владычица Небесная простирает белый свиток с именами праведных. Вот другой с датами и сроками. Вот третий – с тем, что было и что будет. Вот четвертый, бывший до сотворения мира. Вот пятый – от начала земли до свершения времен.

45 О дитя мое, вот само начало литургии: закрыв вежды и вострепетав, слышим мы музыку, слаще которой невозможно ничего представить. К каждому из нас приставлен ангел, чтобы душа не вырвалась из плоти. Мы в небесных телах. Движения сладчайших сущностей, созерцаемых нами, полностью соответствует музыке Царствия. Каждый трепетный изгиб руки или вибрация очей отражается в тончайших музыкальных тонах.

46 Когда же является Господь или преображается Пречистая Дева, никто не может внимать без цепенящего восторга, без немеющего трепета, без сладчайшего и томительного воздыхания. Ибо даже среди святых и ангелов нет ни одного достойного созерцать то, что было явлено очам нашим.

47 Когда просыхали слезы на наших глазах, мы спрашивали у ангела путеводящего, сможет ли церковь страждущая увидеть то, что видим мы. И ангел отвечал умиленно и строго: “Да! В свой час”. Мы спрашивали ещё и ещё: “Неужели священники увидят то, что видели мы?” – “Да. В свой час”.

48 Сердца наши наполнялись великой скорбью, когда мы читали историю православия от Киевской Руси и до того – в Византии, Риме, Иерусалиме. Единицы единиц вошли в небесные чертоги. Одно сплошное убожество и супротивное вмешательство.

49 Дитя мое, видевшие то, что видим мы, спешат на землю поделиться евангельскою радостью. Показав подобное ученикам Своим, Спаситель сказал: “Я уйду прежде вас приготовить вам места”. Так же и мы ушли прежде вас. Вошли дверью, открытой нам в нечеловеческих скорбях, чтобы повести вас в свой час, своих детей”.

50 Сладчайшее аминь возблагоухало.

51 “Как описать тебе, дитя мое, часть литургии, именуемую ”Блаженства”? В Евангелии встречаются всего лишь несколько: восемь в Нагорной проповеди и еще несколько мирровых капель. На литургиях Златоуста преображенной Церкви их тысячи. Во время шествия с пением блаженств открываются несчетные двери и с ними тайны и посвященные в них. Благоухают масла одно другого прекрасней и неизреченнее. Подобных запахов нет на земле.

52 Богодухновенные мысли источают свой небесный запах.

53 А каковы неизреченные безмолвные беседы Господа и тайны Его невместимые! В небесных сферах трепетание в миллион крат большее перед неизреченностью тайн Божиих, чем у самых праведных подвижников и прозорливцев.

54 О демонах не упоминай. Может ли идти речь о них? Эти несчастные жалкие тени употребляются во славу Божию в помощь смертным, столь еще далеким от небесных откровений. Перевернутое гулкое небо по ту сторону прекрасного Иерусалима.

55 Дитя мое, о если бы ты знал, сколь прекрасен удел Новой Святой Руси, сего Царства Божия, сходящего на землю! О если бы ты мог видеть, как прекрасно украшен этот град, сколь дивны его архитектуры и сколь совершенно его литургическое строение!

56 Величайшая сокровищница всех миров – Новая Святая Русь. Как языческая к православной по Крещении, так старая благочестивая Россия – к благоуханным садам Новой Святой Руси”.

57На одного пророка приходится тысяча лжепророков. Если не отразить их агрессивные атаки – сведут с ума полчеловечества. Перекрывают небо”.

58 Космос перекрывает небо. В нем нет Святого Духа, только кривые зеркала. Космическая “богородица” – активизировавшаяся в последние времена Супротивница, десятки раз упоминаемая в откровениях только одного итальянского пророка (истинного) Стефано Гобби как владычица тьмы.

59 “Демоны, руководящие врагами церкви, обладают тончайшей способностью к мимикрии. Они подделываются под сферы, учения, принимают образы для того только, чтобы разрушить Царство Божие на земле, церковное сокровище.

60 Небесные сферы неотделимы от земных. И что вы видели, происходило и в земном храме, быть может в этот самый поразительный момент.

61 В тверском храме собрали несколько сосудов мирра, источающегося от Креста. На небесах его целые моря”.

62 На вопрос, когда же и как будет явлено миру и церкви то, что открывает соловецкая духовная казна, владыка отвечал: В свой час.

к содержанию ↑

Иоанн Богослов, приходя к нам, безмолвно молился

63 “Верьте, что нет никого, кроме Бога. Верьте, что нет ничего, кроме Царствия. Верьте, что Царство придет безусловно. Оно вечно, а прочее преходяще. Мы хотим вам открыть совершённый образ веры, бывший на земле у единиц гонимых подвижников.

64 Иоанн Богослов, приходя к нам, безмолвно молился. На вопрос братьев Серафимовых, о чём молится возлюбленный ученик и апостол Христов, блаженнейший отвечал: “Господь посылает меня в мир с откровением Своей любви. Но не мне вас учить, а вам наставлять меня. Поэтому я немею. Я безмолвствую, наставляясь от вас о любви Божией”.

65 Если бы не скорби, было бы невозможным проявление нашей нежной, милостивой и страстно’й любви. Скорби столь же необходимы нам, как краски для художника.

66 Свойство беспредельной, безграничной любви – достигнув определенного порога, переливаться через край, переходить в другой мир. Вот почему подолгу в иновремении пребывая в созерцании небесных тайн, мы с радостью приходим к вам, попечительствуем о мире, слышим ваши молитвы и жаждем поделиться любовью, которую уже вместить не можем. И щедро дарим её вам, чтобы принять самим ещё и ещё.

67 От небесной любви каменный монастырь превращается в хрустальный, хрустальный – в невесомый и поднимается к небу. От небесной любви человек становится лёгким, как облако, и обретает серафические крылья. От небесной любви взор его горит божественным пламенем и всё существо его превращается в свечу. От небесной любви ступает он по воде, ходит по углям раскалённым, проходит через стены, исцеляет больных и воскрешает мёртвых. От небесной любви становится он сосудом Слова Божия. Дьявольские наваждения исчезают, как если бы не было их, сонмы демонов рассыпаются при приближении светильника. Вокруг него – столп света.

68 Дивное чадо, потенциальный ангел, с отеческим умилением слышим мы твои наставления о девстве. Но поверь, такова только первая и детская ступень, путеводящая блаженством. Что для вас плод мистических мучительных прозрений, для нас – сама очевидность. Может ли быть иначе? Способна ли мельчайшая пылинка греха впиться в белые одежды брачные? На небесах нет никого, кроме дев и девственников.

69 Сходя в мир, мы с легкостью разгребаем груды греховной мерзости. Для нас они подобны теням преисподней. Одним движением руки и жезлом молитвы отступают горы соблазнов, моря отвратительных гипнозов и мерзости, искушающие вас”.

к содержанию ↑

Земной рай

70 “С каким потрясением и удивлением взирали мы на то, как соловецкие двухэтажные бараки поднимались к небу. Соловки были объяты благодатью Божией нескончаемой. Жизнь на них была бы невозможна, если бы не вмешательство Божие.

71 Вернулись на материк десятки, а могли бы тысячи вернуться, но не сделали этого. И в голову не приходило возвращаться в мрак человеческий после того, что они видели.

72 Соловки, эта адская дыра, эта всемирная тюрьма, место злодейств, непрестанных стонов и рек человеческой крови, по Божиему благоусмотрению с участием сил небесных стали раем на земле.

73 Евангелие Соловецкое пишется. Евангелие Соловецкое мироточит. Евангелие Соловецкое нисходит как свитки, медленно падающие с неба. Евангелие Соловецкое открывает историю грядущую. Евангелие Соловецкое открывает Евангелие Христово. Агнец Соловецкий открывает книгу пророческую Иоанна Богослова.

74 Как без скорбей откроется Любовь Превосходящая? Но одно – скорби, другое – кресты. Крест – знак посвящения в сверхъестественное. Если бы не крест, мог бы человек смертный подняться выше ангелов? Если бы не крест Владычицы Небесной, превосходящий все земные в сумме, могла ли Богородица взойти выше херувимов и серафимов?

75 На земле кричат: “Дайте чуда!.. Укрепите… Явите знамения силы. Помогите победить грех!” И как огня боятся прикосновения креста. А мы в земные дни на Соловках вопили: “Господи, больше не могу!” Возможно ли подобное, чтобы человек смертный становился, яко Бог, чтобы псалтырь во плоти осуществлялась?

76 Мы становились, как огненные письмена небесной псалтыри. И ни один из нас не мог вместить того, что открывалось. А Господь давал еще и еще, и мы захлебывались, в изнеможении падали и говорили: “Больше невозможно. Господи, Ты соделал нас подобными Тебе”. А Он говорил: “Ещё и ещё”.

77 Кому, сын мой, открыты Соловки, готовы были на крыльях лететь на материк и возвещать о виденной нами славе Божией. Но отцы, вышестоящие иерархи, не благословляли, строго говоря: “В свой час”. И вот час пробил.

78 Расскажу забавный случай. Один любопытный бригадир каменотёсов нагловато вошёл в барак во время литургии и восхи’щения. И ангел принял его на руки и вознёс. После же каждения фимиамом херувимским лицо его было обгорелое. И он, чумазый, в дыму, фыркал, тяжело дышал и говорил: “Я как угоревший в печи”. Мы, глядя на него, смеялись.

79 “За километр обходите их”, – говорили лагерной администрации. Зам. начальника лагеря по политической работе издал тайный декрет, что второй барак запечатывается, как изолятор. Но скрыть богоявления было невозможно. Соловецкие крестины разлетелись, как великая весть, по всему архипелагу. У нас подопечных было – вся земля, а прямых болящих – 20 миллионов.

80 Для нас не существовало расстояний. Господь относил нас на другой конец земли. Небесными медицинскими предметами, пластырями, скальпелями и целебными маслами в одном только Соловецком лагере десятки, а потом и сотни были нами исцелены от сыпного тифа, туберкулёза и кровавых язв. Многих голодающих питали мы хлебом небесным. Другим миропомазывали раны после диких побоев и оргий. Господь дал нам силу.

81 У нас был свой небольшой изолятор в нескольких метрах над землею, куда отцы переносили по воздуху больных и врачевали. Если не помогало даже и небесное снадобье, то отцы поднимали тела болящих на руках и несли в небесный изолятор.

82 Одна из причин, по которой закрыли соловецкий лагерь – ужас, объявший охранников и администрацию от творящихся чудес. Боялись, что дойдёт до материка. Многие обращались в веру из-за творившихся чудес.

83 Были и фарисеи. Им разрешали носить чёрные рясы больше, чем священникам истинного духа. Они держались обособленно и жили одними проклятиями. Злоба их была такова, что никакие скорби и болезни не могли смягчить сердец их.

84 Приходя к больным, мы ставили свечи в их сердца”.

85 На мой вопрос: “Как?” – владыка отвечал: “Мы же приходили в небесном теле и видели их небесные тела. Раздвигали легкие и во внутренний алтарь полагали свечи зажжённые, бывшие в руках наших, после чего сгорало вещество греха во внутреннем, и помазали их.

86 Розарий близок нашим молитвам, акцентированный на созерцании. В Евангелии не пятнадцать, а сто пятьдесят сфер откровения Владыки нашего. И на каждой ступени лествицы своих сто пятьдесят от Непорочного Зачатия до Успения, от Крещения до Славы Соловецкой.

87 Секирная гора как вторая, русская Голгофа.

88 Молитва Иисусова уходит как бы на второй план, а перед очами – созерцание.

89 Вот Господь на Иордане. Вот Он исцеляет пять тысяч болящих, умножая хлеб. И собирают двенадцать переполненных коробов. Вот просит испить воды из колодца Иаковлева у самарянки и возвещает о Своих водах. А Кана Галилейская! Ею украшены были блаженные ночные бдения на Соловках.

90 Вчитались бы – едва ли не каждое слово Господне достойно стать сферой созерцания, отдельным таинством. И выйдет не сто пятьдесят, а тысяча пятьсот. И не тысяча пятьсот, а сто пятьдесят тысяч. И не сто пятьдесят тысяч, а нескончаемо много. Земная математика уходит. Даты, числа ничто и умирают вместе с телом. Мы молимся перед лицом неизреченных тайн. В небесном исчислении им нет конца, и мы об этом знаем.

91 Агнца нашего держим мы как великое откровение любви Божией миру. Агнец наш Христос Соловецкий – Спаситель Святой Руси. Агнцу нашему подобает слава, честь и величие. Агнцу нашему, стоящему на двадцати четырёх престолах, построили замки и хрустальные дворцы. Агнцу нашему воздвигнуты кущи из слоновой кости и сосуды из драгоценных металлов. Его любовью мир держится. Если бы не жертвы Агнца – погиб бы мир, погибла церковь.

92 Вот пятнадцатиступенная лестница посвящений. На славных её таинствах свершается полная победа.

93 На Соловках первым посвящением было откровение о важности жертв: что нет более высокого удела, чем быть принесённым в жертву любви”.

к содержанию ↑

Крысы-людоеды

94 “В камере с крысами-­людоедами привязывали к металлическому стулу верёвками из металлических стружек, обвязывали с головы до ног, и на морозе прилипал человек. Через полчаса спускали крыс на него, и те кусали его раны и самые чувствительные места. Камера находилась в подвале. Открывали дверь. Садисты сидели на первом этаже, пили и слушали страшные крики раздираемых заживо жертв. А потом сходили с ума.

95 Три дня лежал в подземелье, заваленный досками. Жгли меня огнём, а раны заживали маслами”.

96 На допросах требовали отречения от ИПЦ, и говорили: “Обратишься в православие Сергия – выпустим”. Угрожали: “Не дадим умереть. Будем мучить и мучить”. Но отцы наши ничего не боялись. И палачи от страха лишались силы. Их парализовало.

97 Владыка видел напрямую действие промысла Божия через красных садистов. Не боялся ни пыток, ни допросов, ни мучений, ни издевательств, поскольку превосходящая благодать пребывала с ним.

98 “А двое мучителей моих сошли с ума и померли, заколотые, как скот в загоне, штыками. Я к ним потом приходил на крики их и успокаивал.

99 Я слышал крики. Богородица отверзла слух слышать крики страдающих”.

100 Охрана боялась их больше урок. “Бессмертные” говорили им: “Не мы, а вы сидите здесь. Мы свободны”, – настолько ничего не боялись. Это вызывало у охраны лютую злобу и бессилие.

101 Убить отца нашего не могли. Раны заживали. Запугать тоже не могли. Страхи возвращались им же. А слава о нём как о целителе затмевала преклонение перед Сталиным.

102 “Был отдел, где специально выдумывали новые пытки каждый день утончённей и утончённей. Открывали двери и слушали крики жертв.

103 Когда меня привязали к стулу, то крысы прямо около меня скакали кровожадно, зубами стучали – и не касались. Стояла ангельская благодать и сила. Не было нужды в крестах. Руки, как Господь на иконе Божией Матери “Знамение” воздевал и был, как крест”.

104 Человек не нуждается в кресте. Человек сам должен стать крестом. Руки, как Богомладенец на иконе Божией Матери “Знамение”, простереть и стать крестом. И никакая демонская сила не приблизится.

к содержанию ↑

Первомученик Стефан

105 В образе первомученика Стефана запечатлелась и соловецкая Голгофа, и прообраз всех дальнейших мученичеств, и семь страстны’х состояний Господа, равных семи страстны’м состояниям посвящённых в высшие тайны Христовы.

106 Лоно Пречистой! Видели отцы, как упокоялся Господь, снимаемый с Креста, на руках Милосердной Матери. И открывался с перспективы соловецкого престола весь мир как храм Его. Служили внехрамовые литургии, и иной смысл вкладывался в слово «престол» – как трон. Храмы превращались в престолы державные.

107 Виновниками мученичеств являлись фарисеи, противящиеся Духу Святому, что и открывалось мученикам. “Жестоковыйные!.. вы всегда противитесь Духу Святому” (Деян.7:51). Страшно сказать это: имеющие веру в религию Святого Духа (каково христианство), противились Духу Святому как Богу!

108 Синедрион, распявший Христа, не был одномоментным временны’м явлением. У фарисеев свои отцы: не Авраам, а те, которые убивали святых. (“Кого из пророков не гнали отцы ваши?.. Как отцы ваши, так и вы”). Открылось на Соловках, как противилась от начала, от крещения церковь действию Духа Святого; как архиереи гнали святых и пророков, сколько безвестных мученичеств от церкви претерпели праведники.

109 Открылась и лютая змеиная злоба на Бога и Его святых. Скрежетали зубами на Стефана. В «скрежет зубовный» в притче о Брачном пире идут не грешники, а фарисеи. Ни один из распалённых гневом иудеев (жертв фарисеев), кричавших «распни Его«, не скрежетал зубами. Скрежет зубовный – признак змеева происхождения.

110 Праведных гонят нелюди.
Стефан исполнился Святого Духа и увидел славу Божию, «небеса отверстые и Сына Человеческого, стоящего одесную». Церковь, прежде противящаяся, вкупе вся преобразилась, исполнилась Святого Духа. И нам, детям своим, завещала служить перед открытым небом.

111 Никаких предсмертных длительных страданий не было на Соловках. Владыка свидетельствовал, какой сладкой и лёгкой, какой блаженной была кончина. Сколько светлейших ангелоподобных лиц увидел он среди тех, кому ему приходилось закрывать глаза с последним вздохом, отпевать и препровождать. Такой сладкой кончины не было ни у кого в мире. Столь сладчайших загробных уделов сподоблялось большинство узников соловецких. Грехи им прощались почти тотчас же. И их путь на небеса был воистину превознесённым: они тотчас же воспаряли, окрыляемые ангелами.

112 Блаженны экстатически восхи’щенные. Блаженные экстазы часты в католической церкви: Гертруда Хельфская, Тереза Нейман, Луи Гриньон де Монфор, падре Пио. В Гарабандале в 1961–1965 пять отроковиц пережили блаженно-экстатические ходы. В восхи’щенном состоянии взирали они на Пресвятую Деву и, не отводя от Неё взора, шли по земле, неся в руках четки.

113 Соловецкий Агнец виделся в блаженно-экстатическом восторге. Блаженные экстазы длились часами у владыки и в Бузулуке. Стоял на коленях неподвижно в световом теле.

114 На Соловках свершился синтез афонского исихазма (безмолвной молитвы) и католического экстатизма (Жених и Невеста одно) через традицию творения Иисусовой и Богородичной, через лествицу и розарий. Превознесенный Храм.

115 Восхи’щения как переход в блаженный вечный мир важны в последние времена как сильнейшее средство против космических выходов (экстазов Люцифера). Этим ничтожным состояниям дьявольского одержания и выходам в запретные вакуумные поля Бог противопоставляет блаженство верных. Но об экстазах речь может идти только среди миропомазанных невест.

Блаженный Иоанн — «Соловки — Вторая Голгофа».

20

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Осталось символов: 1000

Нажимая кнопку "Отправить комментарий", я подтверждаю, что ознакомлен и согласен с политикой конфиденциальности этого сайта