Любите церковь

Распятый Христос

Не покрытый Ею одинок. В нем распят Бог от мира.

Белая церковь есть Царство Небесное, опустившееся на землю, подобно белому росному облаку из драгоценных слез нашей Пречистой Матери Марии. Из него вышли Жених и Невеста в белых одеждах, препоясанные в золоте.

Церковь – великое и большое светило, осиявающее мрак земли. Всепобеждающая оруженосица праведная. Царство покоя и блаженная суббота Творца.

Где воплотился наш Спаситель? В Белой церкви. Благовещение Архангела Гавриила совершилось в лоне Матери Марии – Церкви. Крест воссиял для святых.

Церковь предстоит Христу Распятому. Белая церковь, на которую Агнец излил свою любовь, стала днем, и утром, и светом, а прочее тьма и пустота. В ней – только свет и никакой тьмы. В ней дух святой.

Церковь пребывает на земле с момента, когда Христос узами любви с креста соединил, сочетал верных с Марией.

В час Гефсиманского борения Ему открылись все черные дела дьявола. Сын Божий услышал совокупный крик, стон, вопль грешников о спасении, и острейшая боль пронзила Его сердце. Молился и рыдал кровавыми слезами, кровавый пот стекал потоками…

На Голгофе Христу открылось небо. В час крестного распятия Агнец прозрел всех праведных от века. С креста видел славу Белой церкви во все времена, и в умилении и радости воскликнул: ‘Совершилось, совершилось, совершилось!’

При последнем ‘совершилось’ венец опустился на Церковь-Мученицу, Церковь-Страстотерпицу, Церковь-Зерцало, Церковь-Наследницу, Церковь-Невесту, Церковь-Мать, Церковь-Возлюбленную, которой Агнец воспевал песнь своей любви, которую жаждал, искал, о которой в любви томился, которая устремлена к Нему ответно, как Невеста к Жениху.

Его Имя – Я есть, Аз есмь, Аз есмь Всесущий. ‘Я есть – говорит Господь, – и нет никого кроме Меня. Ты, чадо мое, есть поскольку Я – в тебе’.

Церковь – дыхание и место присутствия Живого. Вне церкви Его нет, и нет вне церкви нас.

Я живу, пока я в церкви, пока объят ее купинным белым облаком, в котором слышу Его голос; пока водим, взращаем, упокояем, наставляем Матерью своею церковью.

Церковь – лоно Марии, дающее жизнь и плоть Христу, нарождающемуся в нас. Невидимо ангелы ткут хитон нетленного тела. Скорбный и радостный, нищий и царский, новый и вечный Вифлеем – церковь. Здесь встретит Царь Царицу. Здесь обвенчаются. Здесь встанет Их Престол, и воссияет свет во все миры.

Церковь – таинственная собеседница, истинный ближний и друг. Сонмы ангелов окружают Престол. Воинство святых на страже. Возлюбленная Дщерь Иерусалимская покрыла, как шатер, от вражьих стрел. Как хорошо и как спокойно в лоне ее света. Церковь покрывает нас. Кадильница из чистого золота – Непорочное Сердце Пречистой – воскаждает фимиамом молитвы святых.

Церковь – верная сестра и преданный брат. Мое раненое ‘я’ суть ничто. И так одиноко, пока в сочетании с церковью не становимся единым ‘мы’. Соборованные, сочетанные с человечеством от сотворения мира, живыми и усопшими, возносим совокупно молитву: ‘Отец, Отец наш…’. ‘Наш’ – значит всей церкви. И ‘хлеб наш насущный дай нам…’ – всем вместе и сейчас.

Две тысячи лет Церковь совершает свой исход из царства мира, Содома и Египта, мерзости греха, водимая облаком чистейшей купины. Есть купина – в церкви благодать и теплота. Нет купины – прокрался холод, лязг и скрежет зубовный, отчуждение и буквоедство. Тогда вновь власти требуют законы (требы), когда закон уже отменен благодатью единственной Христовой заповеди – любви. И тайна беззакония воцаряется…

Истинна, таинственна и вечна – церковь. Многоочита в херувимах, огненно воскрыленна в серафимах. Живая Церковь-агница восхищена в чертоги горние вслед за Невестой-агницей. Поставлена выше всех ангельских чинов и созерцает Троицы Престолы.

Мы только у подножия лестницы иаковлевой, о которой говорит Священное писание и которой именуют Божию Матерь. Низшие ее ступени на земле, а упирается в небеса вышние.

Диалог любви с Богом – диалог с церковью и в церкви.

Для чего ты пришел в храм? Как вампир – отнять чью-то благодать? Как раб? В страхе ли Божием? Или исповедуешься, задавленный с головы до ног предрассудками; потупив взор, в животном страхе хочешь каяться, чтоб еще глубже грех вошел в подсознание?

Да не будет так! Здесь таинство святого обетования и нового общения. Его не знают в мире. Сюда приходят обрести мир вышний, мир духовный…

Что отдал церкви – вернется вдесятеро. Последнюю рубаху с себя снял – к облечению в броню нетленную, кольчугу воина. Отдашь для церкви дом свой, скарб и сына, дочь и брата, и сестру, отца и мать – обретешь весь мир своей семьей. Земля станет твоим домом, вселенная – твой храм. Тогда услышишь голос сирот, страждущих, молитва станет гефсиманской. Мария поведет тебя во Царствие.

Научимся взирать очами ангелов, сердцами друг на друга. Прозреем Христа распятого, живущего в сердцах, смотрящего из скорбных очей брата или сестры.

Церковь – добрая и чуткая, сострадательная и внемлющая! Не виртуально-мысленная, овдовевшая – возлюбленная и живая, благодатная Мать Невеста Церковь, ожидающая Жениха. Вот Он! И придет не когда-то – здесь, сейчас и с нами. Час Его пробил.

В церкви ничто и никогда не поздно.
По вере, с Богом, все возможно.

Приложите все ипостасные имена Марии к Ее возлюбленному детищу, церкви. О, как она прекрасна, совершенна! Скоропослушна; окормительница странников; всех скорбящих радость. Омоет и очистит каждого из сирот земных. Прежде всего, тотчас устремится туда, где боль и крик. Четырежды простит, утешит и поможет.

В ней крест начертан. И только в церкви можно взять и понести крест. Церковь, Мать, Мария, протягивает крест и говорит: ‘Прими. Я – Церковь – понесу его с тобой. Я разделю твой крест’.

О, иго блаженное! О, бремя легчайшее, сладчайшее!

Вошли ли мы в огонь и свет церкви? Вступить в огненный столп церкви истинной – войти в град Божий, а значит, восстановиться, обожиться и увековечиться. В Ней нет места греху, помыслам – ничто подобное немыслимо.

С креста восклицаем: ‘О Боже! Помяни меня во Царствии Твоем’. И слышим Его голос: ‘Дитя, возьми свой крест. Ковчег открыт, войди и обрети здесь и сейчас положенное венцу творения – тебе’. И посылает ангела, путь указующего.

Церковь – Брачная трапеза, ликование в скорбях. Вошедший в ее нежное и ангельское лоно духовным слухом уловляет:

‘Аллилуйя, аллилуйя, аллилуйя!’
Шум моря волн любви Марии и голоса святых.
Пророков прозревает лики, Меч Мессии.
И созерцает ангелов победу.
И всю мистерию творения от альфы до омеги.

И себя видит как малую частичку, запечатленную в сердце Спасителя, на скрижалях вечности. С Херувимами восклицает: слава, честь, благословение Всевышнему!

Любите Церковь – белый корабль, плывущий в гавань города-сада! Любите Мать всечеловеческую, ставшую Державой. Богоцивилизация начнется от Алтаря Марии. Здесь учредится Храм, Священник которого – Вседержитель и Царь. Здесь положено начало царству, которое распространится во всех мирах.

Любите Белую церковь до последнего дыхания, как самого Христа, как святую трапезу, как Белые палаты.

Под руководством мудрых старцев, отцов и матерей, наставников и праведных, навеки сочетанных, всегда живых, научайтесь любви ко Христу в ближнем.

Нет для церкви бессмысленного прошлого, отчаянного, опустошенного настоящего и сомнительного будущего с его утопиями и перспективами. В ней полнота наступающего здесь и всегда. Чины небесные и ангелы, и все помазанники: антонии и феодосии, франциски и бернарды, терезы и анны пророчицы – здесь, сейчас и с нами, в Белой церкви.

В Непорочном Сердце – Зерцале Пресвятой Троицы, подобно безмерному морю и океаническому свету, запечатлен собор святых. Открываются имена праведных от века, и молятся сочетанные с нами. Живой иконостас и песнь любви.

Церковь небесная торжествующая и земная воинствующая – в лучах света Марии-Церкви. В образе всепобедительной Матери с мечом и жезлом в руках, короной венчанная, с омофором благодатнейшей из жен.

Любите церковь! Охраняйте, берегите. Творите, созидайте храм свой внутренний, ограждающий и сотворяющий, рождающий нас свыше в чистых вечных вышних водах новой жизни.

Живите только церковью. Не выходите из ее брачных Чертогов и увидите лик Того, Кто ежечасно призывает нас на трудничество в несении креста, говоря: ‘Разве постятся сыновья и дочери Чертога брачного, когда с ними Жених?’

Непреходяща церковь. Благовествует и благоденствует. Мир сей прейдет, сотрутся его бренные черты. И возраст человеческий склонится к старости и к смерти. А церковь вечна. И дается новое дыхание!

Мария Непорочное Зачатие привила церковь белым камнем непятнаемости. Immaculata! Грех не может просочиться сквозь мирром помазанные пелены плащаницы Христа и Марии. Церковь облачена в медово-мирровую плащаницу Воскресших и Вознесшихся. Она всегда простит. Кто верен церкви, тот спасен. Как чутко она слышит! В трудную минуту тотчас подойдет и покроет, укажет путь, научит видеть, следовать и любить.

Любите церковь той любовью, которой Мать Мария любит – любовью Христа к Пречистой Деве.

Здесь тайна: Христос взирает на Церковь-Мать, ходящую среди нас и в нас живую. О как Она взирает на Христа, который в нас!

Между Христом и Марией мы разгуливаем в садах райских. Слышим песнь Жениха Невесте и трепетно внемлем ей вместе с приглашенными на Брачную трапезу. О чудо! Аллилуйя!

В церкви побеждаем скорбь, уныние, блуд и помыслы, чтобы войти в совершенную радость, в общение святых, воззреть на горние престолы, облагоухаться и возликовать; аллилуйя! Слава увенчанному победителю!

О Белая церковь! Близко время, когда на тебя сойдут все ипостасные печати нашей Небесной Госпожи. Кто исповедует Марию своей Матерью воскликнет: ‘Мы жаждем облистаться твоими добродетелями. Скоропослушница, соделай наши сердца послушными Тебе. Путеводительница, научи и нас путеводить других. Всемилостивая, Радость во скорбях, стань нашей милостью и радостью, стань с нами одно, живи, царствуй и блаженствуй в нас’.

Церковь в высоком и духовном смысле – богадельня для сирот: сколькие в ней найдут приют и исцелятся. Дом-церковь, мать-мироносица помажет, взглянет с небес так нежно, что одним взором преобразит все естество. Инок уже не сможет отвести от Нее своего взгляда и последует за Прекраснейшей прекрасных. Только бы однажды увидеть и навеки простереться у Ее стоп.

Церковь привита непорочностью, покроет и от бед, и от невзгод. Древо Жизни, распускающееся двенадцать раз в году, дающее спелые и сочные плоды; город золотой, прозрачное стекло, благодатная река, текущая в воды вечные (Откр. 20:21).

Христос воскрес здесь, в церкви! И здесь мы восклицаем, удаленные от мира:
‘Аллилуйя, аллилуйя, аллилуйя! Воцарился Спаситель в доме своем! Вошел в жилище – и вовеки в нем пребывает. Христос воскрес и смерть побеждена! Ад, где твое жало?! Где власть твоя и сила, сатана? Уже нет греха. Змей скован на тысячелетие!’

Так восклицаем в лоне Матери-Всепобедительницы, где Царствие уже свершилось! Ибо нет для церкви, ни прошлого, ни будущего – вечность в настоящем и настоящее, перетекающее в вечность.
Свыше сошел белый корабль – судно-ковчег, входящее в рай. Великая Кормчая у руля. На палубу высыпали сонмы святых. На челах воинов Эноха и Илии блистательные шлемы, а в руках мессианистические мечи. Вошедший в храм слышит голоса святых, молящихся об усопших и живых.

Просыпаются и восходят, вымоленные и искупленные тайными крестами подвижников небесных и земных сокрытых от мира, неприметных. Радуется в вечности странница, гонимая, одинокая и сирая на земле, и столь щедрая на небесах – сокровищница!

О церковь, верный друг, которому я жизнь отдам!
О дорогая моя спутница, которой, однажды встретив, держусь в час искушения в последней брани.
О светлая беседка в саду Господня лета и место чудной встречи Марии и Христа!

Я столько верных здесь обрел друзей! Средь них древний Екклесиаст, восклицавший: суета сует! Здесь царь Давид, Голиафа победивший, и Златоустый Иоанн литургисующий, и Николай II ликующий!

Войти сюда, запечатлеться в сердце вечной Матери Марии – церкви вселенской, соборной и всечеловеческой. Вступить в общение святых.

Когда Пречистая сходит с небес и говорит, пространство храма освящается лучами Славы Вышнего. И церковь становится великой и истинной, свидетельствующей, совершенной и неуязвимой, какой определено ей быть от сотворения.

Она несет нам образ и подобие Творца. Всевышний запечатлен в ней в полноте и безущербно. Так жаждет сочетаться с Ним – со Христом любви. Звучит в ней нескончаемая песнь духовной аллилуйной радости!

Что этот бренный мир? Кладбище ссохшихся костей и царство теней, радиоактивная пустыня, свистопляска привидений, ад, одиночество, беспутство, скорбь, томление, тоска… А церковь, сей приют для странников земных, простила и покрыла.

Добрейшая мать, благодарю! Позволь мне в руки взять твою ладонь, коснуться сердцем и никогда не отпускать.

Я осознал.
Твой верный сын.
Твой вечный раб.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Осталось символов: 1000

Нажимая кнопку "Отправить комментарий", я подтверждаю, что ознакомлен и согласен с политикой конфиденциальности этого сайта