Галактика слова или язык Блаженного Иоанна

1 Опыт лингвистического анализа

Язык полигимний Блаженного Иоанна в его семантических и формальных проявлениях заслуживает, бесспорно, глубокого и всестороннего научного исследования, поскольку поражает полифоническим богатством, словарным разнообразием, красотой и силой фонетико-грамматических видоизменений и показывает величие мысли и сложность творческой лаборатории Мастера.

2 Слово здесь — не только лекмеса в лингвистическом смысле, но и жемчужина народной поэзии, органически связанная с фольклорными источниками, уходящими в глубину Киевской Руси и далее. Но интересно: всё, что происходит вокруг слова, что каким-то таинственным образом связано с ним, дает простор для творческой мысли, позволяет выйти далеко за пределы сказанного, побуждает внимательного читателя к активному сотворчеству и сопереживанию. Именно в этом величайшая ценность поэзии о.Иоанна, ее загадка и глубина, величие и мистика.

3 Словарь о.Иоанна невероятно богат, разнообразен, щедр на синонимы и вместе с тем исключительно выразителен, ярок; его можно сравнить с радугой, которая одним краем погружена в неиссякаемый источник живого народного языка, а вторым — в инобытие, в мир горний, трансцендентный.

4 Нет сомнения, что недалеко то время, когда будет составлен лексикон языка великого поэта-мистика, где будут классифицированы, сопоставлены все слова, населяющие его многочисленные тексты, как сейчас составлены лексиконы Шекспира и Сервантеса, Пушкина и Шевченко, Байрона и Бёрнса.

5 Словарь языка о.Иоанна необходим и как важное пособие, в котором был бы собран, систематизирован и упорядочен по определенным принципам весь материал (слова, цитаты, научные примечания и пояснения к ним, более широкие комментарии), необходимый как для создания новой науки иоанноведения, так и для решения более широкого круга вопросов, связанных с практикой культурной и духовной жизни России.

6 Такой словарь поможет глубже понять гений поэта, постичь всю глубину его творческих прорывов, разнообразие средств творческой лаборатории, непревзойденное богатство художественных средств, всё величие его творческого замысла, а также позволит аналитическим щупом глубже проникнуть в мир его непростых символов и архетипов, рассмотреть слово во всех его формах и функциях.

7 Такой словарь не только зафиксирует всё богатство лексики поэта, ее словообразующие варианты, но и выявит разнообразные способы их применения, грамматические разряды и формы слов, а также семантически-стилистические и терминологические особенности…

8 Языковую практику поэта невозможно рассматривать вне исторического процесса становления русского языка во второй половине ХХ — нач. ХХI в. Эта речь ярко отражает эпоху Иоанна Богомила, которая отмечена сумерками старой смешанной цивилизации и рассветом новой Богоцивилизации, предтечей и первопроходцем которой выступает великий поэт.

9 В языковой стихии блаж. Иоанна отражены пути формирования и развития эстетической, филосовской и религиозной мысли, круг его духовных и творческих связей, детали биографии: немаловажную роль в текстах играют многочисленные катарские термины (Миннэ, коллириада, консоламентум, билокация, аммиэли, коны, Черенбох, боном, богомилы, Даждьбог-Добробоженька, адаптационная перелепка и т.д.), этнографические и географические названия (Соловки, Москва, Почаев, Умань, Нью-Йорк), имена (как правило, поэтов, композиторов, святых подвижников, братьев и сестер экклессии Иоанновой), непорочных цивилизаций прошлого (Атлантида, Гиперборея, Китеж-град, Город-сад, Тархтария и т.д.), а также народные символы как образ души народа, коренные архетипы, без которых трудно понять сложный творческий замысел художника.

10 Для поэта языка характерны:
— стилевая настроенность;
— мистерийный дух;
— высокая эмоциональная напряженность;
— исключительная точность и глубина определений;
— четкость синтаксических конструкций;
— слияние публицистического, проповеднического и выраженно-художественного стиля.

11 Особое внимание привлекают неологизмы, которые настойчиво вводятся о.Иоанном в обиход, утверждаются как нечто неожиданно-новое, характерное, новаторское, и ложатся в основу формирующейся целостной языковой системы (полуторатысячеипостасная, светолитные, тайнозрительная и т.п.). Это касается не только лексики, но и словообразования, фразеологии, грамматики и других категорий. Заметно, как складываются фонетические закономерности, обусловленные стремлением поэта к исключительной музыкальности языка, к его аллитеративной наполненности, тонкому звукоподражанию и звукописи.

12 Нетрудно заметить, что автор полигимний охотно использует формы, которые не приобрели нормативных признаков в современном литературном русском языке, даже имеют тенденцию к выпадению из литературного обихода и редко употребляются у других авторов. Но под пером о.Иоанна, чувствующего слово на вкус и ощупь, получают второе дыхание, предстают во всей своей красоте и способствуют появлению совершенно нового качества его текстов.

13 Нельзя обойти вниманием и факты, указывающие на глубокое стилистическое осмысление тех или иных словесных оборотов и устоявшихся форм, на множество художественно мотивированных словесных конструкций, ярко свидетельствующих о процессе языкового развития как в целом, так и в отдельных его аспектах.

14 Заинтересованный читатель, желающий постичь написанное поэтом-мистиком, обогатить себя и получить высокое эстетическое наслаждение, должен прежде всего глубоко осмыслить значение каждого его слова, поскольку семантическая разработка здесь отражает творческую манеру, изысканные художественные средства языка. Отдельная тема — тонкости практического словоупотребления. Здесь мы видим новые значения слов, обогащение синонимических рядов, расширение спектра образно-олицетворенных именований, многочисленные фразеологизмы и характерные словосочетания.

15 Лексика произведений Иоанна Богомила, особенно его полигимний, как отмечалось уже не раз, исключительно высокохудожественна и стилистически выразительна. Характерные черты стиля поэта свидетельствуют не только о его пристальном внимании к каждой лексеме, но и о тонком чустве звуковых вибраций, о вселенской хорольности. Поэт остро ощущает оттенки слова, умеет повернуть его так, что оно вспыхивает бесчисленными гранями, поместить фразеологизм (устойчивое словосочетание) в такой контекст, где он предстает в совершенно новом семантическом качестве.

16 Понятно, что полное понимание иоаннова слова вожможно только в более широком контексте, проявляющем все нюансы, тончайшие оттенки значений. Никакие комментарии и другие средства толкования не могут показать объективную и полную семантику слова (даже исключительно прозрачного и самодостаточного) так, как цитата.

17 Язык блаженного Иоанна имеет, образно говоря, собственное выразительное лицо, как полнокровная и живая литературная речь. Здесь тесно переплелись народно-разговорные элементы, архаизмы, иностранные слова и неологизмы. Этот язык предстает как яркое общественное явление, как средство выражения мистической мысли, которой тесно в рамках устоявшегося литературного языка-матрицы, как начало формирования абсолютно нового качества, как предтеча нового исторического этапа в развитии России и всего человечества.

18 Блаженному Иоанну удалось осуществить уникальный творческий синтез русского литературного языка с живой народной речью, своими истоками уходящей во времена рождения мифов и легенд. Чувствуется, что он уважительно относится к каждому слову как к своеобразному чуду, взлелеянному в веках, а также как к глаголу народа, истории, правды и истины. И вместе с тем ощущает способность языка к развитию, усвоению новых ценностей, которые возникают во всех сферах жизни — от бытовых до духовных.

19 Эта речь несет в себе знак Божьего вдохновения, голос Неба, в который вслушивается великий помазанник, в таинственные чертоги которого он имеет высокий доступ. Эти футуристические прорывы с новой силой проявляются в каждой свежей книге о.Иоанна. И в многотомном издании полигимний, и в теогаммах богомилизма, и в восьми томах дневников, и в книгах, посвященных музыке, они выступают свидетельством того, что автор не только почувствовал дыхание новой эпохи, осознал потребность в изменении языковых приоритетов, но и активно способствует этому в силу своего огромного творческого дарования и неоспоримого гения.

20 Языковая деятельность Иоанна Богомила так же интересна, многовекторна, широкопланова и неохватна, как и его проповедническое и просветительское служение, как самобытное поэтическое и музыкальное творчество. Для исследователя-аналитика она выглядит особенно привлекательной, хоть и исключительно сложной с учетом того, что поражает своими масштабами и еще далека от завершения. С появлением каждой новой книги (а они выходят в свет с завидной регулярностью) расширяется ее диапазон, а следовательно, растет число новых проблемных вопросов и путей исследования.

Мир на кончике пера.
Петриковский лес,
январь 2018 года
Петро Сорока

10

Один комментарий - Галактика слова или язык Блаженного Иоанна

  1. Стихотворные полигимнии блаженного Иоанна имеют огромную целительную силу для людей. Произошел случай с мужчиной, который попал в аварию и очень пострадал. Находясь в больнице самочувствие его не улучшалось. Однажды его жена, по дороге в больницу, увидела человека с книгами Иоанна Богомила. Приобрела том полигимний, принесла мужу со словами почитай, тебе понравится. Он начал читать и не смог остановиться. С этого момента его здоровье стало улучшаться. Он быстро пошел на поправку. Врачи констатировали выздоровление, выписали из больницы. Он счастливый пешком пошел домой. Это подтверждает, что стихи Иоанна Богомила несут в себе знак Божьего вдохновения и голос Неба, которые исцеляют.

        

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Осталось символов: 1000

Нажимая кнопку "Отправить комментарий", я подтверждаю, что ознакомлен и согласен с политикой конфиденциальности этого сайта